«Утэна» и Шекспир

Замечал ли кто-нибудь, что хорал из 20 серии по сути представляет собой вольную цитату из шекспировского «Гамлета»?

Для сравнения:

Волшебный фонарь, мотылек и XVI столетие

О, как печально!
Хотя престарелый муж и вкладывает все силы
в свой умелый клинок,
его навык так жалок для его возраста…

Он бьет мимо цели, меч рассекает воздух…
О! Старец шатается и падает.

Пронзительный свист меча,
и пылающая вершина троянской башни
с грохотом раскалывается пополам.

Пирр ненадолго оглушен.

Глядите! Седовласый старец!
Вздымая клинок к небесам, словно бы для удара,
Пирр цепенеет.
Но вскоре он вновь обретает воинственный дух,
и опускает свой меч, сочащийся кровью,
на престарелого царя.

Отрывок из Шекспира

«Гамлет»

«Помнится, раз ты читал мне один отрывок; вещь никогда не ставили или не больше разу — пьеса не понравилась. Для большой публики это было, что называется, не в коня корм. Однако, как воспринял я и другие, еще лучшие судьи, это была великолепная пьеса, хорошо разбитая на сцены и написанная с простотой и умением. Помнится, возражали, что стихам недостает пряности, а язык не обнаруживает в авторе приподнятости, но находили работу добросовестной, с чертами здоровья и основательности, приятными без прикрас. Один монолог я в ней особенно любил: это где Эней рассказывает о себе Дидоне, и в особенности то место, где он говорит об убийстве Приама. Если он еще у вас в памяти, начните вот с какой строчки. Погодите, погодите: «Свирепый Пирр, тот, что, как зверь Гирканский…». Нет, не так. <...>

Первый актер
" … Пирр его находит.
Насилу приподнявши меч, Приам
От слабости его роняет наземь.
Ему навстречу подбегает Пирр,
Сплеча замахиваясь на Приама;
Но этого уже и свист клинка
Сметает с ног. И тут, как бы от боли,
Стена дворца горящего, клонясь,
Обваливается и оглушает
На миг убийцу. Пирров меч в руке
Над головою так и остается,
Как бы вонзившись в воздух на лету.
С минуту, как убийца на картине,
Стоит, забывшись, без движенья Пирр,
Руки не опуская.
Но, как бывает часто перед бурей,
Беззвучны выси, облака стоят,
Нет ветра, и земля, как смерть, притихла, —
Откуда ни возьмись, внезапный гром
Раскалывает местность… Так, очнувшись,
Тем яростней возжаждал крови Пирр,
И вряд ли молот в кузнице циклопов
За ковкой лат для Марса плющил сталь
Безжалостней, чем Пирров меч кровавый
Пал на Приама.
Стыдись, Фортуна! Дайте ей отставку,
О боги, отымите колесо,
Разбейте обод, выломайте спицы
И ось его скатите с облаков
В кромешный ад!"»

«Гамлет, принц датский»; II акт, сцена 2. Перевод Б. Пастернака.

Благодаря этому проясняется и отсылка к «XVI столетию» в названии хорала: «Гамлет» писался на рубеже шестнадцатого и семнадцатого веков.

Назад »