Рецензия на «Shoujo Kakumei Utena»

Писать об «Утэне» всегда немного (или — много) нескромно. Но не все так думают, особенно те, кому она не понравилась. «Тягомотная заумь», «пошлые юрийные розочки», «феминистки на марше», «и вся академия — одни извращенцы»... И молчать становится некрасиво. Потому, что это — правда: да — длинно и с монотонными повторами; да — роз столько, что плюнуть некуда; да — девушки борются с юношами за титул «благородного принца, защитника принцесс»; да — однополая любовь, и инцест, и разврат, и отсутствие совести в квадрате и кубе. Это — правда, всё так и есть, давайте признаем это — и отметём все эти обстоятельства как несущественные.

На это нам говорят: «вы находите тут слишком много…» «Мы», слышите, МЫ находим!!! Это ОНО находит нас. Просто у «Утэны» очень избирательное действие. Не зацепило — что ж, живи легко. А если... причем сначала ты готов протестовать против того, что тебе ТАКОЕ нравится. Ну, помилуйте, мы же взрослые (более-менее) люди, а тут эти розы, принцы, шпаги, дуэли... белые лошади, черт их дери!!! Ведь это уже даже не сёдзё. Границы сёдзё остались далеко позади, в манге, Икухара проскочил их, едва заметив. И вся эта бесстыдная гипербола — длинноногость, бросающая вызов земному притяжению; пронзительные взгляды сквозь цветные челки; развесистые аксельбанты; исступленные розы везде, куда дотянется взгляд — противна трезвому, рациональному сознанию. Как антипод трезвости и рациональности. Как пощечина общественному вкусу. Как атрибуты мечты. Скажите, вы следите за стилем, соблюдаете меру и придерживаетесь хорошего тона, когда фантазируете? Графика «Утэны» в своих нецензурных излишествах и беспардонной красивости бьет в незащищенные точки сознания — глубже здравого смысла и дальше представлений о настоящей элегантности. Немного неловко сознаваться, что ЭТО может понравиться. Да это и не называется «нравиться», для этого нужно другое, менее привычное, неангажированное слово.

Ну, хорошо-хорошо, мы смирились с экзальтацией рисовки, и начинаем замечать сюжет. Тэндзё Утэна ищет своего «принца», того, кто много лет назад подарил ей кольцо и утешил в детском горе. И образ принца-утешителя настолько поразил ее юное воображение, что... (если не смотрели, то ни за что не угадаете!) что она сама решила стать принцем. На гербе Академии Отори та же роза, что и на ее кольце; там Утэна надеется встретить Его. Но для начала (опять-таки, не смотрели — не поверите!) она встречает Ее — принцессу-Розу. Ничего себе история получается!.. Дальше — больше; от соискателей на титул принца рябит в глазах, в вихре розовых лепестков кружится хоровод претендентов, примеряющих Его личину. Завораживающее действо: на обычном маскараде все рассчитывают провести других, а тут каждый пытается обмануть себя сам и, надевая маску принца, надеется, что она прирастет. Только истинный принц обретет Силу, Способную Изменить Мир. А всем соискателям так хочется что-то подправить в мире! Ибо он несовершенен. В нём отчего-то есть безответная любовь, и предательство дружбы, и разочарования, и укоры совести... и вообще, все дороги в нём ведут к неизбежному взрослению, ненужному и злому. Добыть Силу, изменить мир — иначе не стоило и вылупляться из младенчества! Но с каждой дуэлью трещины в скорлупе личности делаются всё шире, и отрезвляющий ветер перемен выдувает детское тепло со дна души. Сайондзи, Мики, Дзюри, Нанами, Тога... и Утэна. В надежде на то, что мир вот-вот удастся изменить, завоеватели будущего оставляют за спиной руины прошлого, как разоренную набегом землю. Руины бескорыстия, простодушия, первой любви. Каждый может что-то изменить — но только в меру своей истинности.

(Я нарочно держусь самых общих слов, потому что, говоря о сюжете «Утэны», необходимо избегать малейшей конкретики — иначе сам не заметишь, как начнешь фонтанировать такими спойлерами, что даже у ко всему привычных модераторов сведет челюсти. «Не видала горя — чудовищных телефонных счетов за обсуждение мельчайших нюансов, полюби «Утэну»!». Не все всё понимают в ней — но все зато чуют нутром каждый свою утэно-правду и спорят о ней до хрипоты и умоисступления: кто прав, кто виноват, кто случайно, кто с умыслом, кто спровоцировал, кто первый начал, кому зачтется, а кому воздастся.)

И здесь мы переходим к рассуждению об аллегориях и символизме «Утэны» и о том, как следует этот символизм расценивать — как пережиток средневекового образного мышления, как подмена табуированных понятий пристойными символами, как игры помраченного декадансом сознания. Это — личное дело каждого. Честно признаюсь, меня это вовсе не занимает: на что б ни указать — на «Роман о Розе», на сагу о сватовстве к Брюнхильд или на юнговскую теорию архетипов — всё будет и то, и не то. Ибо это софизм сердца — подводить какое-то исчерпывающее объяснение. Больше того — рассматривание сериала с секундомером в руке (салют, Каору Мики-кун!), сличение с мангой и полнометражкой, ползание по фэнским сайтам не дает однозначного ответа, что же доподлинно происходило в стенах академии Отори. А оно вам надо? Зачем проверять сновиденческую гармонию «Утэны» алгеброй здравомыслия? Несуществовавший великий писатель Строгов хорошо сказал: «понять значит упростить» (наверно, факт не-существования способствует постижению таких тонкостей). Вы поняли Утэну? Дело ваше. Не поняли? Ваше право. Принципиально одно — она наступила вам на сердце, девушка с розовыми волосами, несущая революцию в этот мир? Да или нет?..

Поэтому совершенно бессмысленно спорить с теми, кто не любит «Утэны». Можно подловить момент, умилить и — растрогать Миядзакой, можно привязать к стулу и заставить посмотреть «Евангелион», можно силком инсталлировать в мозги «Лэйн», можно развивать примитивный вкус посредством многократного просмотра «Ангельского Яйца»... А с «Утэной» это не пройдет. «У любви, как у пташки, крылья», тирьям-пам-пам; нелюбящих глупо разубеждать или увлекать силой личного примера. Не удерживайте их у экрана. Они и так счастливы — потому, что свободны. А мы — потому, что влюблены. Просто повторяйте за Химэмией: «Дождись меня, Утэна!» Потому, что я иду тебя пересматривать.

Назад »