Разрушительная сила Иллюзии

У воина света есть воспоминания, но он умеет отделять полезное от напрасного.
Он не предпринимает попыток прочувствовать то, что чувствовал раньше.
Он меняется ― и хочет, чтобы новые чувства сопровождали его на этом новом пути.

Пауло Коэльо. «Книга воина света».

Разрушительная сила Иллюзии действительно безмерно велика. Иллюзия овладевает нашими умами, подчиняет себе наши души, начинает властвовать над нашим прошлым и настоящим. Она становится нашей жизнью, ослепляя нас, сбивая с Пути, навечно скрывая от нас Истину. Подобно некоему паразитирующему демону, она вселяется в нас, проникает в самые сокровенные уголки нашего разума, и мы становимся ее покорными рабами, порой до самого конца даже не подозревая, что она ведет нас к неминуемой гибели.

Четыре иллюзии

И, подобно злобным духам, каждый из которых отвечает за конкретные человечески пороки, имеет конкретную сферу власти и область действия, так и разрушительная сила иллюзии происходит из нескольких источников, и я постараюсь описать для вас Образ каждого из них. Собственно говоря, их всего четыре ― kagayaku mono («нечто сияющее»), eien no mono («нечто вечное»), kiseki no chikara («сила чудес»), и sekai o kakumei suru chikara(«сила, способная изменить мир»). Сразу оговорюсь, необходимо различать понятия источника иллюзии, как некой нейтральной силы, и самой Иллюзии, как стремления завладеть и подчинить себе этот источник. Так, само бессмертие мы не стали бы называть подобной Иллюзией, а вот овладевающую столь многими всепоглощающую, маниакальную жажду этого бессмертия ― да. В некотором роде (хотя и не полностью) наши четыре иллюзии ― это четыре соблазна, или четыре искушения.

Иллюзия первая ― это «нечто сияющее». По-видимому, это что-то вроде источника вечного вдохновения, обрести который мечтали, наверное, многие творческие личности. И правда, вдохновение столь призрачно и неуловимо, оно может исчезнуть и не приходить годами, поймать его невероятно сложно, ибо оно приходит нередко в самый неподходящий момент, а упустив уже не вернешь. Разве не прекрасно было бы раз и навсегда избавиться от мук творчества, сумев обрести возможность вдохновляться по своему желанию в любой час, творить, когда хочется, а не когда получается, возможно ― творить без остановки, бесконечно…

Первая из иллюзий ― «нечто сияющее»

Микки пытается обрести эту силу через воспоминания о прошлом. По-видимому, именно он не умеет отделять полезное от напрасного, и предпринимает попытки прочувствовать то, что чувствовал раньше. Он думает, будто это сможет сделать реальностью его мечту. Но наше прошлое ― это наше прошлое, и если пытаться вернуть его, вместо того, чтобы идти вперед, мы остановимся, перестанем существовать, и растворимся в собственных воспоминаниях. Истинное вдохновение приносят нам новые переживания и впечатления, жизнь нашим будущим и настоящим. Если не понять этого, то легко можно пасть жертвой разрушительной силы первой иллюзии, которая, выдавая желаемое за действительное, заманит нас в никуда…

Иллюзия вторая ― Сила Чудес. Как ни удивительно, речь идет не об обретении этой силы, а о неверии в ее существование. Я назвал бы ее «синдром Дзюри» ― формулируя девиз «покажи людям, что ты в чем-то сомневаешься, и тебя станут считать слабаком» ― можно дать первое из описаний этой иллюзии. Человек, который поддастся этой иллюзии, потеряет веру во все. Он перестанет верить в людей, даже самых близких, опасаясь, что они предадут его, или окажутся слабее, чем требуют его строгие стандарты. Он откажется верить собственным эмоциям, чувствам и ощущениям, сомневаясь в их объективности. Возможно, он сформулирует для себя какую-то ему одному известную непреложную истину, которую станет прятать от других, опасаясь, опять же, что она не выдержит критики. Все эти бесконечные страхи и попытки им противостоять приведут либо к полному отторжению окружающих, а значит одиночеству, либо к тому, что этот человек начнет сомневаться в самом себе, и от этого растает и превратится в призрака.

Его иллюзия только что растаяла у него на глазах

Третья иллюзия заставляет нас забывать о том, что вечность можно обрести, поняв, что истинная вечность ― это мгновение, и что единый миг всегда может стать вечностью. Мы пытаемся поверить в то, что самые могущественные силы ― те, что не изменяются с течением времени, что самые сильные люди не меняются, что самые крепкие чувства всегда остаются одними и теми же. Мы преклоняемся пред постоянством, живя в постоянном страхе, что что-либо из того, что нам близко и дорого, может быть унесено временем. Но на самом деле люди живут тем, что изменяются, сама жизнь есть череда бесконечных преобразований.

Остановить мгновение невозможно, можно лишь попытаться, следуя естественной гармонии времени, однажды прикоснуться к истинной Вечности. Но здесь надо помнить, что, чем сильнее мы жаждем что-то обрести, тем быстрее и безвозвратнее ускользает оно от нас ― что в общем-то, характерно для всех иллюзий. Чем ближе мы приближаемся к миражу, чем скорее он растает и оставит нас ни с чем. Поэтому, возможно, не стоит гнаться за вечность, и тогда вечность сама придет к нам.

Он желает обрести новый мир. Но перед ним ― мрак и смерть.

Иллюзия четвертая. Если помните, о разрушительной силе этой иллюзии, самой могущественной из четырех, говорил еще толкиеновский Гэндальф: «Будь у меня такое страшное могущество, я стал бы всевластным рабом Кольца. ― Глаза его сверкнули, лицо озарилось изнутри темным огнем. ― Нет! Ужасен Черный Властелин ― а ведь я могу стать еще ужаснее. Кольцо знает путь к моему сердцу, знает, что меня мучает жалость ко всем слабым и беззащитным, а с его помощью ― о, как бы надежно я их защитил, ― чтобы превратить потом в своих рабов. Не навязывай мне его! Я не сумею стать просто хранителем, слишком оно мне нужно. Предо мной ― мрак и смерть». Иллюзия, будто только мы знаем, что в этом мире правильно, а что нет. Будто можно силой исправить все зло и несправедливость этого мира. Будто можно провести этот мир через очищение, искоренив все неправильное и недостойное, и на руинах и пепелищах построить Утопию.

Эта иллюзия сильных людей, мыслящих глобально и наделенных немалой силой, ясно видящих недостатки этого мира и свои способы их устранения. Эта иллюзия с равным успехам способна погубить людей, ангелов и богов. И лишь те, кто, как Утена, обладают редкой способностью в нужный момент увидеть малое сквозь великое, могут по-настоящему подчинить себе Силу, способную изменить мир, а не стать ее рабами.

Но таких, как она, ― единицы, и поэтому разрушительная сила этой иллюзии ― без сомнения самая страшная.

Роза-иллюзия Сандро дель Прете.
К «Утене» прямого отношения не имеет.

Я желаю вам выйти победителями из схватки со всеми вашими иллюзиями. Чтобы вы, как писал польский фантаст Анджей Сапковский, не «перепутали небо со звездами, отраженными ночью в поверхности пруда». И научились отличать Истину от миражей, призраков и иллюзий.

Благодарю за внимание.

Назад »