«Сага о Тоге»

Статья написана проф. Немуро в тесном сотрудничестве с председателем Ивановского Аниме-клуба Rain’ом.
Если бы не его бесценные идеи и мысли, помощь и поддержка, статья никогда не появилась бы на свет.
Спасибо тебе, Rain!

Вышел сеятель сеять; и когда он сеял, иное упало при дороге,
и налетели птицы и поклевали то;
иное упало на места каменистые, где немного было земли,
и скоро взошло, потому что земля была неглубока.
Когда же взошло солнце, увяло, и, как не имело корня, засохло;
иное упало в терние, и выросло терние и заглушило его.

Евангелие от Матфея, 13:4

«Вася, конечно Вася» :)

Начнем, друзья мои, с того, что у нашего героя ― Тоги ― было все, что люди могли бы назвать Силой. Было ли у него богатство? Без сомнения. Наследник состоятельной семьи, обитатель шикарного особняка, он мог позволить себе не задумываться о расходах, шикарно одеваться, пускать пыль в глаза девушкам, даря им дорогие подарки… была ли у него известность? Конечно! Кумир всех юных обитательниц Академии, Председатель Совета ― кто же не слышал о нем! Была ли у него власть? И это тоже. Он мог гордиться своим знанием психологии, умением манипулировать людьми, обманывать их, гипнотизировать своим ложным обаянием и уводить вслед за иллюзиями. Были ли он силен физически? Да, и это тоже: мастер кендо, он не уступал в поединке самому Сайондзи. А про бой с кенгуру я вообще молчу. В общем, богатство, слава, и власть ― все это давало ему ощущение Силы.

Все это позволяло ему твердо верить, что люди ― это насекомые под его ногами. Что побеждает только сильный и гордый. Тот, кто ни во что не ставит даже своих друзей, тот, кто не верит в чувства, тот, кто заботится только о себе, тот, кто знает, что цель оправдывает любые средства, тот, кто мыслит трезво и холодно, тот, кто мудр и циничен ― тот и силен, тот и будет побеждать. Таким им необходимо стать ему, Тоге ― и вот, он весьма преуспел в этом!

Наш преуспевающий герой

Он, конечно, рассмеялся бы в лицо любому наставлению, упреку и поучению: потому что ощущение Силы вселяло в него уверенность в своей правоте. И все же, все же ― ему суждено было узнать, что темная сила ― не единственная в этом мире. Потом что однажды на его пути появилась Утена. Кто она: ангел? Святая? Нет, простая смертная. Глупая, наивная, слабая девушка. Она верит в сказки, доверяет людям, она верит в любовь и преданность, в возвышенные идеалы, которые Тога с успехом почитает за иллюзии.

И вот, она знает, что такое дружба ― ради нее она пришла на Арену. Вот, она верит в свои чувства и слушается их. Вот, она заботится более всего о других, и готова ради них забыть о себе. Вот, она не строит планов и не продумывает свои решения, действует, подчиняясь простому душевному порыву. Полная противоположность. Казалось бы, у Тоги все козыри, он превосходит ее по всем параметрам. Но это по его шкале. Но шкала-то никуда не годится. Почему?

Потому что Утена побеждает.

С легкостью. Уверенно. Громит его, Тогу, в пух и прах. И самое главное, что дело вовсе не в мистической Силе Диоса. Это он мог бы понять: будучи слабее, она выигрывает за счет «магических фокусов». Но ведь нет: словно в насмешку над Тогой, решающая дуэль происходит, когда именно в его руках ― волшебный меч, который он к тому же, в отличие от Утены, использует «на полную мощность». И все же она побеждает. На всех фронтах. Она не дает себя подчинить, отказывается повиноваться, не обращает внимания на стандартные и доселе безотказные «приемчики» Тоги, не боится его, не признает его силы и превосходства. Да, ее можно обмануть, можно сломить ее волю, причинить ей боль, ранить ее тело и душу ― но ее оказывается невозможно победить!

Он, Тога, всегда знает, когда необходимо остановиться и уступить более сильному противнику, когда рисковать становится не неразумно. Утена идет до конца, не боясь ничего. И он ошеломлен тем, что она сумела бросить ему вызов, будучи однажды побежденной и не имея не единого шанса взять реванш. Тем, что она не просто рискует ― она нападает, не надеясь победить ― со сломанным клинком против сияющего Меча Диоса. Тем, что она идет на все это не ради себя, но ради идеалов, которые он всю жизнь презирал и считал служение им уделом слабых. Он не может поверить в то, что все это происходит на самом деле, он разбит, поражен, сломлен. Он ― проиграл.

Да-да. Он проиграл.

И это способно изменить всю его жизнь. Здесь-то и начинается самое интересное.

Если обратить внимание, станет очевидно, что сами по себе герои «Утены» в очень высокой степени статичны. Они старательно отыгрывают определенную роль, отрабатывают некий стереотип. И хотя, как мы знаем, что людям свойственно меняться, наши персонажи не только не хотят меняться «сами по себе», но и даже в силу достаточно неординарных обстоятельств и значительных событий в своей жизни, не хотят отклоняться от «своего курса».

Является ли это недостатком сериала, «недосмотром» его авторов? Никак нет. Без сомнения, именно так все это и задумано! Почему? Конечно же, виной всему клетка ― застрявшая во времени Академия, старательно отгороженный от всей Вселенной мирок, где ничто не течет и ничто не изменяется. Все, кто попадает туда, оказываются в плену его вязкой, липкой магии, начинают в погоне за иллюзиями ходить кругами, теряя свой Путь, и, наконец, захлопывают за собой крышку гроба. О каких изменениях в душах пленников Академии может идти речь? Он намертво законсервированы, и, чтобы «расшевелить» их, разрушить их «зацикленность», нужны усилия столь титанические, практически невероятные, что начинает казаться, что это в принципе невозможно.

Однако это не так. И речь идет не о главных героях ― точнее, героинях ― Утене и Анши. Их история слишком сложна и возвышенна, а мы смотрим сейчас на судьбу «простого смертного». Почему я считаю Тогу таковым? Все просто. Он не святой, у него нет особого дара или благословения, у него нет твердых убеждений, он не плохой и не хороший, он умеренно-серый, а значит ― ищущий и стоящий перед выбором. До сего момента ему вполне удавалось плыть по течению. Но вот ― гром ударил, и настала пора менять в жизни все. Абсолютно все.

Вод здесь-то мы и увидим очень интересный образ ― «зависшего» Тоги, шокированного и разрываемого внутренней борьбой столь сильно, что он полностью «выпадает» из окружающего мира, все силы отдавая той битве, что происходит в его душе. Очень мало кто понял, что же случилось, почему Тога исчез с экрана, что за непонятная болезнь, что так «пришибло» блистательного Председателя Совета? А вот это самое. Он ― один из тех самых камней, на которых построена незыблемость Академии, кирпич в ее непробиваемой стене, он крепко приклеен, посажен на самый надежный цемент ― и вдруг ― вдруг его выбивают из гнезда, из его ниши, с силой, с треском и грохотом.

Тога в состоянии «мрачного небытия»

И что? А дальше надо двигаться самому. А он не может. Понимает, что плохо, понимает, что нельзя, понимает, что надо менять и что делать, начинает отличать Истину от иллюзий, видит правильный путь… но не может, не может пока найти в себе сил измениться, начать все заново, стоит на распутье, на развилке, разрывается, зная, что там вот ― тупик, а туда ― идти слишком тяжело, слишком опасно, слишком больно… не так ли мы все, зная иной раз, как нужно поступить ― по совести ли своей, по зову ли души, по голосу ли открывшейся нам истины знаем, знаем что нужно сделать ― но, не находя в себе сил, предпочитаем просто… просто остановиться. Расслабиться, развалиться в кресле и пустить все на самотек. Возможно, умыть руки, как Понтий Пилат? Все возможно.

Но медленно, потихоньку, Тога все же начинает меняться. Да: нет пока сил, и он готов попытаться все забыть и отбросить даже, и, конечно, вряд ли смог бы сам чего-либо достичь. Он ведь она-то все время рядом! Это не дает ему покоя, мучает его, вытягивает из его фактически насильно гроба в жизнь. Но такая тряска не может продолжаться вечно, совершенно очевидно, что требуется некое развитие событий.

Ну и что же происходит дальше? А дальше происходит вполне банальная и понятная вещь. Появляется Акио, появляется, чтобы выступить в роли искусителя и укрепить пошатнувшиеся было основы его «замороженного царства». Утена для застывше-статичной атмосферы, с позволения сказать, ауры Академии Отори ― дестабилизирующий, разрушающий, а если еще и красиво сказать ― деструктивный «фактор». Рушатся самые основания, столпы, на которых стола вся эта грандиозная махина. От одного только присутствия Утены в стенах этой нерушимой, казалось бы, цитадели начинают образовываться трещины, начинают с грохотом вылетать камни ― в общем, назревает маленькое (или не очень) землетрясение под названием Революция.

А Акио (оставим в стороне пока его личные мотивы) ― совершенно ясно не желает подобного развития событий. Он уже немного напуган, немного обеспокоен, но больше раздражен, ибо пока он ― все еще полновластий хозяин и господин этих стен, и вот он обходит свои владения, неспешно и аккуратно, с великой силой и уверенностью последовательно применяет темную свою магию, дабы сказать своим подопечным «тише, тише!» Он в (меру сил, конечно) останавливает назревающую бурю и задерживает наступление катаклизма (надеясь тем самым впоследствии получить возможность управлять им). Он возвращает все на круги своя, и что немаловажно, ― старательно заделывает появившиеся трещины и вставляет на место выпавшие кирпичики.

«devil’s advocate»

Тога оказывается в роли такого вот «кирпичика», который наш темный властелин хватает за шкирку и ― и что? Нужно сказать «возвращает на место» ― или же все-таки только «пытается вернуть»? Давайте попробуем разобраться ― для начала в методах, которыми пользуется господин кукловод. Первый «фронт наступления», опять же, банален и понятен. Акио показывает Тоге, что все, что у того было ― это все ерунда, мелочь, что достичь можно куда большего ― больше власти, больше могущества, больше силы ― да чего угодно, лишь бы больше. И вы знаете, безупречный прием, работает! Не потому мол, тебе все наскучило, что оно само по себе недостаточно ― нет-нет, просто у тебя этого всего мало было, надо больше, еще больше и «будет все, как ты захочешь», будет тебе счастье и ощущение истинной «крутости», которой ты так жаждал.

«Ты на нее не смотри, ты на меня смотри» ― вот основа молчаливых аргументов Акио. «Количественный» фронт ― не единственный, по которому ведется наступление. Тога не настолько прост и глуп, а уж Акио тем более. «Качественный» фронт ― пожалуйста, катание на машине в неведомые дали чего стоит. Демонстрация своей волшебной силы, преображения и игра в «того самого Диоса», намеки на тайные знания (или вовсе на всезнание) ― и прочие фокусы, сводящиеся в общем-то к тому, что нет ничего, что идеология темного принца не могла бы заполучить и бросить к ногам исповедующего ее. Заманчиво, не так ли?

А он не понимает, во что же с ним играют… :)

Но и этого мало. Наиболее важный момент ― вольно или невольно, Акио удается создать впечатление, что он властен над Утеной. В то время как ничего еще не решено, когда борьба между экс-принцем и принцем будущего ― в самом разгаре, когда вот-вот наступит кульминация ― зритель и наблюдатель этого действа, Тога, оказывается совершенно слеп. Абсолютно фаталистически, с какой-то отстраненной безысходностью, с пессимистическим безверием, с какой-то безосновательной и априорной готовностью принять роковую концовку смотрит он на мир. Потому видит то, чего еще не свершилось, потому мерещится ему поражение там, где грядет победа, потому пытается спасти Утену от ее священной, с позволения сказать, миссии, пытается остановить то, чему непременно должно свершиться ― Революцию!

Вместо этого он предлагает себя в качестве жертвы для якобы несокрушимой и всемогущей машины, возглавляемой (или олицетворяемой?) Акио. Эдакий «юридизм»: попытка жертвой, искуплением подменить прощение ― и спасение. Очень популярная идеология… да, и, кстати говоря, неверие в силу Утены прекрасно сочетается для Тоги в готовность его верить совершенно безосновательно во всемогущество и безграничную силу своего «господина», не замечая самые очевидные его промахи, слабости, страхи и сомнения. Вспомните, как Тога говорит с горечью и плохо скрываемым отчаянием, что Акио получил Утену ― в то время как сам Акио поправляет его, говоря, что Утена еще не сделала свой выбор. А наш Тога его даже не слушает!

Фаталист, так фаталист ― даже сам повелитель тьмы видит больше света в этом мире, чем наш несчастный «неудавшийся герой»!

Ну и куда с этим спасать кого-то? Самые добрые помыслы, друзья мои, самое больше человеколюбие и стремление к самопожертвованию пусты и беспомощны, бессмысленны без веры. Поэтому что толку спорить, насколько искренними были чувства Тоги, о том, любил ли он Утену… даже если и да, даже если и так, что толку? Вы, батенька, фаталист, и этим все сказано. Самый больной и спорный, казалось бы, вопрос, я так вот радикально предлагаю оставить в сторонне. Достаточно будет и того, что очевидным станет то, что «такие Революций не совершают». Не под силу им. А вот о том, кому это под силу ― и почему ― это уже совсем другая история (частично освещенная вашим покорным слугой в статье I Am Asking Why)…

А все-таки, все-таки, были ли в его глазах слезы?

Более важный вопрос, который все же остается открытым ― а что же дальше? Что после? Сумеет ли он вырваться из Академии в будущем, прорваться в открытые Утеной двери, воспользоваться поражением их могущественного стража? Или останется жить в мире собственных иллюзий, не смотря даже на то, что «дорога в жизнь» открыта, отодвинуты крышки гробов и живительный свет пробивается, протягивая свои лучи ко всем, кто готов к освобождению? А я вам скажу: ответа нет, не будет его, ответа-то. Тоганенавистники, знайте: у него есть все, чтобы покинуть свой гроб, спастись от духовной смерти и начать жить.

Не думаю, что справедливо было бы утверждать, что вряд ли он на это пойдёт ибо «такие революций не свершают». Да, не совершают. Но лидеры революционного движения их последователи ― это, по-одесски, "две большие разницы". Для того, чтобы спастись, вовсе не обязательно становиться Мессией. И все же, конечно, то, что у Тоги есть теперь и возможности и средства «вырваться из гроба», все еще не означает, что он этим всем непременно воспользуется… также, как и каждый из нас.

Аминь.

Проф. Немуро, in association with Rain.

Назад »