Сказка, которая начинается с эпилога,
или эксклюзивная подборка самых интересных идей об «Утене»

Попала ко мне в руки, друзья мои, очень интересная подборка статей об «Утене» за авторством Aya (aka Mikage), Michiru Kaio (aka Taira), Brad Crawford (aka Mikage) и M***. Труд ими проделан внушительный, за что им огромное спасибо.

К сожалению, где именно располагались чьи мысли, непонятно, более того, судя по словам автора, генераторами идей были не только вышеупомянутые утенисты. Отношение составителя сборника к представленным идеям также не всегда понятно, возможно потому, что он, собственно, и не ставил себе такой цели. Поэтому свое отношение к прочитанному материалу решился высказать я, а слово «автор» в моем тексте в дальнейшем будет означать именно «автор идеи». Не стоит, впрочем, думать, будто я собираюсь уж очень серьезно анализировать материалы: я просто хотел честно рассказать вам, что иной раз приходит в голову профессору, когда он читает чужие мысли.

В целом подборка статей мне, скажу сразу, очень даже понравилась. Можно сказать, что я пришел в некоторое умиление: как все-таки красиво и здраво рассуждают люди, плененные красотой лучшего из сериалов. Впрочем, нельзя сказать, чтобы мне понравилось абсолютно всё: хотя мне и не пришлось особенно сильно возмущаться прочитанным, некоторое недоумение я, признаюсь, испытывал.

Непонятно, скажем, за что так обидели первый эпизод. «Обычно первую серию запоминают лучше всего, но это правило не распространяется на Утену» ― просмотрев её целых шесть раз (куда до сего человека мне, грешному), некто так и не оценил прелести первого эпизода, хотя остальные помнит почти дословно. В моем воображении суровая учительница, и плачущая Вакаба со своим письмом-признанием, и Утена, так ловко забрасывающая мяч в баскетбольную корзину, и грозный, но несколько невоспитанный Сайондзи, и история о том, как хрупкий боккен оказался крепче самого Меча Диоса, и Невеста-Роза, впервые встретившая Утену по дороге домой, ― все как-то озадаченно возмутились. Возмутились тому факту, что столь яркие и нетипичные для их жизни события не произвели запоминающегося впечатления. Они возмутились, а я расстроился: в самом деле, очень обидно, и за эпизод, и за забывчивого зрителя.

Очень интересно открытие автора, касающееся характера Утены ― его, оказывается, вовсе нету, и в том заключена великая мысль сериала. Отныне, друзья мои, придется нам уяснить себе, что благородство заключается в бесхарактерности. Неудивительно, что такой бесхарактерный персонаж при всем его благородстве «играет минимальную роль в развитии сюжета». Я не буду ни спорить, ни возмущаться, замечу лишь, что, на мой скромный взгляд, истинность этого утверждения нельзя считать неоспоримой. В самом деле: испытайте его хотя бы методом исключения. Конечно, мы не сомневаемся, что без членов Совета, без героев Черной Розы сериал стал бы куда менее красивым, увлекательным, сложным, многосторонним и вообще потерял бы большую часть своих положительных качеств. Но это не меняет и другой, не менее важной истины: дуэлянты приходят и уходят, а свершить Революцию удалось лишь одной Утене. И вряд ли она обязана этим своей законсервированности и полному отсутствию характера.

Хентайную мысль о том, что благородство заключено в невинности, я тоже слышал, вернее сказать, читал. Непонятно только, почему автору эта мысль показалась такой смешной: лично мне, как видите, идея отождествления благородства с бесхарактерностью кажется куда более забавной, чем попытка отождествить его с целомудрием.

Впрочем, и здесь смешного не так уж много: приняв на веру отсутствие характера, впоследствии вынуждены будем констатировать и само отсутствие персонажа, а также то, что вовсе и не нужно совершать революцию. Что же, приходилось мне читать и о том, что и весь сериал нам только кажется: тоже вполне интересная и жизненная теория. Буддисты вот, как я слышал, придерживаются такой теории по отношению ко всему нашему грешному миру, доподлинно веря, будто ничего нет, в том числе и их самих.

Вот еще одно не то психологическое, не то эзотерическое открытие ― у всех персонажей «Утены», оказывается, есть по три «я» ― ни больше, не меньше, а именно три. В этом растроеннии личностей только первое «я» ― настоящее. Это «я» есть то, какими видят персонажей окружающие люди (видимо, люди в «Утене» обладают огромной проницательностью и рассудительностью). А также имеется «я» чистое и «я» грязное. Возможно ли каким-либо путем получить из одного другое и как они связаны с «я» настоящим (и связаны ли как-нибудь) ― неизвестно. Как мудро сказал автор, «вопрос остается открытым». Неудивительно, что попытки объяснить события последних эпизодов через эту теорию показались мне несколько запутанными: на мой взгляд, и без того непростая для понимания развязка сериала нисколько не выигрывает от утроения числа действующих лиц.

Любопытным мне показалось здесь то, что Диос, между прочим ― «возвышенная сторона души Акио». Не знаю, заметил ли это сам автор, но мне показалось, будто луну назвали обратной стороной солнца. Я ни сколько не умаляю красоту или романтичность луны, в чем меня почему-то часто спешат обвинить, и все же луна ― это даже не звезда, впрочем, как и солнце ― не планета. Фраза «Утене кольцо дал сам Акио. Но Утене его дал Диос» для меня бессмысленна, какие бы хитрые теории под неё не подводили.

Меня, как профессора Немуро, очень порадовал тот факт, что Лифт ― «это место, где герои решают свои проблемы». В самом деле, не стоит думать, будто Лифт ― это что-то плохое и туда не надо ходить, если у Вас появились проблемы. Ведь все Ваши проблемы будут решены за одну-две поездки, и Вам вовсе не понадобится потом подниматься на Арену и совершать бессмысленный ритуал якобы сражения с несуществующей бесхарактерной девчонкой. В общем, если у Вас проблемы ― тогда мы едем к Вам. На лифте.

Вместо заключения некий мудрый философ заявляет о том, что готов утереть нос Икухаре со товарищи, сказав, что материя ― вечна. Непонятно, какое отношение имеет это к «Утене» ― разве что таким вполне классическим образом автор попытался убежать от пугающей непостижимости того, что мы называем человеческой душой? Впрочем, для меня понятие «материя» всегда казалось чем-то сродни воображаемым числам ― чем-то куда более абстрактным и условным, нежели, скажем, вечность. Последняя мне как-то ближе и роднее. Но это вопрос уже скорее философский, и я не буду сейчас к нему возвращаться.

Расскажу лучше о самом ярком своем впечатлении ― так, особенно, особенно захватил и очаровал меня другой ― совершенно невероятный, смелый, потрясающий по своей широте образ, волнующий душу и будоражащий воображение, ― Диос, прыгающий на голову Утены. Я так и представляю себе, как ищет он с высоты своего небесного замка её очаровательный затылок и, прицелившись, отталкивается от карниза, устремляясь к этой чудесной точке приземления. Воистину, есть какая-то пленяющая широта, есть красота, достойная самого Диоса, в том, чтобы вот так прыгнуть на голову Утене.

Ну, а если серьезно, вывод у меня остался лишь один ― надо мне все-таки приступать к обещанному систематизированному изложению своих взглядов на «Утену». Я знаю, что многим они не понравятся; возможно, что я потеряю большую часть своей и без того немногочисленной аудитории, но я все равно знаю ― мне не будет покоя, если я буду наблюдать, как «Утена» тонет в химерических теориях, и никто не пытается увидеть истину простой и ясной.

Назад »