Слово 1-е о целомудрии

Когда Он, который есть предел мечтаний, берёт тебя за руку, облекает в роскошное платье, обнимает, очаровывает благоуханием роз, когда он, обратившись в Ангела Света, держит тебя в объятиях и его губы у твоих губ ― не самое ли время быть счастливой, Утена?

Решил написать немного о целомудрии. Вопрос непростой, потому что в наше время принято любую внутреннюю чистоту воспринимать как нечто крайне негативное, немодное и несовременное. Правило таково: все сводить к комплексу, к зажатости, к чему-то противоестественному (модное, опять же, слово, особенно если учитывать, что сейчас мало кто понимает, что разумеет под словом «естество»).

Когда ум давно перестал советоваться с сердцем, когда внутренний голос, голос совести, давно стал призраком, как это часто бывает в этом мире, вообще многое становится непонятным и пугающим, отдаться искушению ― становится естественной, здоровой нормой, противиться ему ― «соблазн и безумие». Люди привыкают глумиться над внутренним человеком, презирать его, стремиться навстречу потокам удовольствий и желаний, забыв обо всем, презирая всех, не слушая никого.

Стыд, жалость и благоговение ― основы человеческой нравственности, о которых писал Владимир Соловьев ― наиболее презираемые, наиболее «практически бесполезные» чувства. А значит, они не нужны, это лишнее, рудимент ― и с ними начинают бороться, и эта борьба стоит во главе угла. Как после этого говорить о целомудрии?

Но мне хотелось бы об этом поговорить, хотя бы потому, что это ― свойство Утены, а об Утене я не могу молчать, значит, надо его либо оправдывать, либо порицать: а порицать Утену я не могу. Что делать? Давайте подумаем.

Можно подойти к этому с точки зрения классической аскетики. Вы знаете, ведь это совершенно типично ― идеализировать собственные искушения, ждать их с неким трепетом, томлением, до безумия жадно: ведь они, кажется, должны принести с собой наслаждение, упоение, сладость и экстаз. Но те, кто отдается страстям, знают и о том, что в конце ждет разочарование ― в конечном итоге, это боль, злоба, мучение, переходящее в безумие ― это неизбежные спутники того экстаза, который несет с собой зло. Оно всегда манит наслаждением и благами, а заканчивает болью и разочарованием.

В связи с этим может даже возникнуть некий восторг перед этой болью, что неудивительно: ведь гордыня ― это одно из искушений, так можно возгордиться и собственным падением, и собственной болью ― чем угодно. Восточные аскеты приводят довольно яркие образы подобного явления ― так, у христианских отцов это образ пса, лижущего пилу и пьянеющего от вкуса собственной крови, есть свои аналогии и в других религиях. Словом, это, конечно же, не есть нечто новое, это ― то, что давно подмечено и описано.

Но я сейчас не ставлю целью анализировать, каким образом иногда происходит восстание против такого положения, как приходит отрезвление ― по научению ли свыше, или когда человек достигает какой-то критической точки, глубины отчаяния и отвращения к своему состоянию, или как-то еще.

Как мы помним, речь-то шла о целомудрии. Зачем оно?

Мне хотелось бы для начала выделить два аспекта ― идеалистический и практический.

«... но при этом, когда ОН, предел мечтаний, берёт тебя за руку, но вместо того, чтобы быть счастливой хотя бы этому знаку внимания с его стороны, отчаянно вырываешься, заливаясь краской, это не целомудрие, это трусость.» ― пишет друг мой Astena в своей LJ-записи об Утене.

Конечно, сперва это понять непросто. Зачем противиться?

Ведь можно быть как «обычные девушки», которые «очень даже не прочь с Сайодзи, с Президнтом там...».

Но Утена не обычная девушка.

«Все девушки, на самом деле ― Невесты-Розы» ― говорит нам в одном из последних эпизодов Анси. И они должны быть счастливыми малейшим знакам внимания. Взяли за ручку ― изойди восторгом перед господином, бросься ему на шею и немедленно отдайся не менее двух раз подряд, а не то господин обидится и обзовет тебя трусихой в своем ЖЖ. Ведь он видел СЕБЯ, такого предельно-мечтательного, такого способного одним прикосновением сообщить потоки счастья, а ему вдруг опять «не дали». Да-да, таинственный ОН, предел мечтаний ― это, конечно же, и есть именно тот человек, который начнет возмущаться.

Например, Тога. Он явно не привык к такому обращению. Он привык побеждать. Он знает норму, у него регламентированные отношение со всей женской половиной Академии. Он прекрасно знает о том, где место Невесты-Розы, о чем замечательно говорит в 11-м эпизоде. И ставит на это место Утену. Она на какое-то время становится той самой обычной девушкой, Тога уже готов в скором времени потерять к ней интерес и начать презирать, как и прочих своих жертв.

Но Утена не Невеста-Роза.

Она доказывает это в 12-м эпизоде, перевернув мир Тоги. И вот тогда ― да, она действительно побеждает его, и именно потому он будет её уважать и ею восхищаться, именно потому он её будет по-настоящему любить. Именно потому, что она для него не стала очередной жертвой, воспротивилась его обаянию, не «поддалась естеству», не стала как все, участницей этого «общественного договора взаимоудовлетворения» между Тогой и девушками Академии. Вот тогда, когда он не сможет этого понять, когда его уверенность разобьется, когда он встретит этот «соблазн и безумие» ― только тогда он поймет её силу, только тогда он перестанет её считать очередной ступенькой, на которую надо однажды наступить и идти дальше. Он хотел её приобрести ― но нет, он станет ей поклоняться.

Был такой замечательный кадр в каком-то музыкальном клипе ― машина, на полной скорости врезавшись в человека, разбивается вдребезги, а он остается стоять невредимым. Это ― именно тот образ. Немощь побеждает силу, слабость сокрушает могущество.

Но я не это имел в виду под первым, «идеалистическим» аспектом.

Все эти промежуточные стадии ― это только ступени. Главное здесь ― финал.

Встреча с Люцифером. Тогда все предстает в новом свете, тогда Он, который есть предел мечтаний, берёт тебя за руку, облекает в роскошное платье, обнимает, очаровывает благоуханием роз, когда он, обратившись в ангела света, держит тебя в объятиях и его губы у твоих губ ― не самое ли время быть счастливой, Утена?

Возможно.

Но тогда ты пропустишь приговор, который он произнесет над всеми Невестами-Розами.

Когда он скажет свое «навечно», наложив печать мрака на их страдания.

Утена не пропустила. И я думаю, именно потому, что её целомудрие, её чистота были ею сохранены, она не научилась утрачивать чувство реальности, упиваться наслаждением, предаваться ему всецело и безотчетно. Тут речь уже не о краске на лице.

Она готова была воспротивиться ему ― даже до смерти.

И это очень важный аспект. Наверное, самый важный. Я пою песню тому безумию, которое выше мудрости этого мира. Это сложно понять, но без этого никогда не будет моей Утены, и я надеюсь, что кто-нибудь мои слова услышит и поймет.

Ну а практический аспект прост. Я также не могу о нем умолчать. Предположим, вы влюбились в девушку. Да, это приятно, когда вы без проблем овладели её в первый е день, безо всяких тягостных и никому не нужных «ритуалов». Но будет ли прочен такой союз? В самом деле, а завтра он понравится другому и он подойдет к ней, «возьмет за руку», и её снова пронзит волна счастья, и что тогда? Так ли это приятно? Конечно, есть сторонники «свободной любви». Но это словосочетание бессмысленно, для них любовь ― пустой звук.

Настоящая любовь ― неразрушимый союз.

Назад »