Слово на эпизод 20-й

Не собирался вроде бы сейчас пересматривать Утену, но в на столе уныло пылился 2-й ДВД из Саги Черных Роз. Его, горемычного, я уже месяца три как не могу допересмотреть ― и ведь осталось-то всего: последнюю серию ― там это 20-я. Стало его жалко, так что одну серию я себе позволил ― чтобы можно было его в коробочку и обратно на полочку.

Так вот что здесь я заметил интересного. Так совпало, что незадолго до просмотра пришлось вести разговор о силе и слабости. Знаете, очень многие люди любят хвастаться своим атеизмом, аргументируя то тем, что, мол вера ― это не для сильных людей. Так вот они подтверждают свою силу ― силен, видать, раз не верит ни вот что ― так, наверное, должны восхищенно подумать все. Ну, я не знаю на самом деле, так это или нет, тут дело в другом.

Мне самому, честно говоря, всегда казалось, что сильные люди не нуждаются в том, чтобы как-то подтверждать свою силу, шарахаясь от религии, или как-то еще так. Но это мое частное мнение ― дело, опять же, не в нем.

Дело в том, что христианство ― это, во многом, религия парадоксов. В писании мы читаем, что Сила Божия в немощи свершается. То есть, если в это вдуматься, по-настоящему сильные люди ― они внешне могут показаться нам очень слабыми, даже достойными презрения и немного высокомерного отношения, по мерками мирской жизни. Они как будто бы ограничены, на многое неспособны и не обладают теми внешними признаками мощи, которые мы ошибочно ― по привычке ― принимаем за истинную силу, достойную подражания и восхищения.

Я тогда ответил, что такая вот «обычная», традиционная сила, которую мы часто идолизируем ― она подобна силе животного, находящегося в упряжке. Вола или, может быть, коня ― неважно, представьте сами, кому что удобнее. Мне почему-то вспоминается картинка, на которой человечек ехал на зеленой гусенице и держал перед ней подобие удочки с листочком вместо приманки, за которой она послушна ползла. Вот так и силачи мира сего ― они валят на пути своем целые леса, тащат на себе грузы, но одного они не имеют ― истинной свободы, хотя никогда об этом не подозревают.

И совершенно неожиданно, смотря 20-й эпизод, я увидел идеальную иллюстрацию этого явления. Наш зеленый силач ― это, несомненно, Сайондзи, самонадеянный, амбициозный, настоящий самурай. Слабостей у него нет ― обидеть девушку для него не проблема, ударить ― тоже, вмиг забыть о Вакабе, которая была его единственной опорой в трудную минуту ― запросто. Трудности кончились ― и через нее можно перешагнуть, в упор не видеть ― кто ты? ― безымянный адрес, куда можно снисходительно отправить что-нибудь в благодарность, деньги наверное.

Когда он был унижен, она подарила ему утешение ― когда она нуждалась в утешении, он ее унизил. Все справедливо: так поступают сильные люди, ведь они не имеют этих глупых внутренних барьеров.

Все хорошо ― если бы ни одно но ― Сайондзи здесь лишь марионетка. Из всех действующих лиц он здесь наименее важное. Есть извозчик, который направляет Сая, куда хочет, ― Микаге, которому Сайодзи вполне послушен. Есть кукловод позначительнее ― Акио. Есть цель ― Утена, есть орудие ― Вакаба. Сайондзи, который, верно, ощущает себя звездой, центром событий, ― на самом деле не более чем декорация. Клоун, как сказал Микаге.

Присмотримся лучше к заветной цели, вокруг которой все крутится ― невидимо и незаметно, но так напряженно! Самая тяжелая битва, невидимая брань, она никогда не бывает на виду, она скрыта от посторонних газ. Иной раз они не могут этого видеть, иной раз ― хотят, да это и неважно в данном случае. Мы-то знаем, в чем дело. Присмотримся к Утене.

Нет смысла темным силам воевать с сильным Сайондзи ― он уже им вполне покорен. Их брань ― против слабой Утены.

Утены, которая даже не может взять в руки оружие. Утены, которая не сможет поднять меч на противницу всего лишь потому, что та ― ее подруга. Утены, которая позволит себя бить и таскать за волосы, когда любой сильный человек давно бы уже дал сдачи.

Утены, которая не может сражаться… и которая побеждает. Да, именно так ― ее смирению, ее немощи, ее любви ― снова дарована победа. Бывает, что именно так и побеждаются козни врага. Этой самой подставленной щекой, этой самой жертвенной любовью к врагам, этой самой силой, которая свершается в немощи и которую все так ненавидят. Не всегда ― как мы видим из примеров других дуэлей. Но сейчас ― да.

Она слушала, что говорит ее сердце, и победила ― победила, не извлекая оружия.

Желаю и вам побольше таких побед.

Ваш проф.

Назад »