Бунт, мятеж или революция?

Часто слышу, что многим закоренелым утенистам не очень нравится русскоязычное название сериала. Приводят даже мнение одного очень популярного и уважаемого человека по этому вопросу. Он намекает на многообразие значений оригинального слова kakumei и его английского эквивалента ― revolution. Нельзя, мол, так сразу переводить ― «революция». Мне же, однако, проблема кажется несколько надуманной.

Ведь и в русском слова имеют разные значения. Например, мы говорим «оборот речи» и «оборот двигателя», но все-таки совсем немногие принимают звуки автомобиля за осмысленные фразы. Во вступительной песне «Утены» вряд ли кому-то услышится томное «о, возми мой поворот (оборот?) двигателя». Также и революция не обязана всегда указывать на Ленина с бревном.

Нужно только, чтобы зритель был достаточно грамотен, чтобы знать о том, что революция может означать «коренное изменение» или что-то в этом роде, и связать этот факт с той необходимостью изменить мир, о которой так настойчиво талдычат в сериале. Если будущий зритель вспомнит про революцию французскую ― что же, и это правильно, ведь его все равно будут ждать многочисленные отсылки на Францию. Обломки (пусть не Бастилии, но Замка), зелёные листья, пламенные речи ― все это будет.

Следует также обратить особое внимание и на второе название сериала, французское «la fillette revolutionnaire» ― оригинальное, в отличие от переводного английского. Использованное здесь слово revolutionnaire однозначно переводится словарями как «революционный», а значит, мы имее дело именно с революционной девочкой, безо всяких бунтов и перемен.

Так что, на мой взгляд, перевод вполне адекватен, как с точки зрения лингвистики, так и с точки зрения смысла. Конечно, можно спорить о том, что там за изменения произошли и как их следует трактовать ― как революцию, бунт, переворот, перелом, или, может быть, вовсе даже Армагеддон. Но это вопрос не для переводчиков, а для дотошных фанатов, каждый из которых наверняка привередлив на столько, что перевод ему нужен не меньше чем персональный.

Поэтому все они правильно сделали. Если же говорить о тонких смыслах, так это уже беседа о том «как должен бы называться сериал?» ― но он называется так, как его назвали.

Единственный неоднозначный финт ушами, который все же делают наши переводчики, не то ради грамотности, не то благозвучности ради, так это превращение «революционной девушки» («девушки-революционерки»), в «юную революционерку» (хорошо не «девушку-революцию»). Вот тут, возможно, акцент в значении слова действительно смещается. Потом, слова «юная» нет в оригинале. Разумеется, это правда, и Утена не старая, но в названии-то это особо не подчеркивалось. Слово «девушка», которое как раз и содержало этот намек на юность, также пропало. Мне кажется именно в этом, а не в слове «революция» можно искать проблемы перевода.

Как быть? Товарищ вон предлагает «бунтарку» ― на мой слух, как-то куцо. Эстетики не хватает, что ли. Потом, ведь и указание на то, что бунтарка непременно юна, вызывает у меня большие сомнения. Почему в русском языке не может быть выражения, скажем «старый бунтарь»? По-моему вполне.

Если уж так хочется, то, может, «юная мятежница»? Мелодичнее вроде. «А он, мятежный, просит бури...»

Назад »