Революционный театр 3000. Эпизод 105: Обсерватория запретных наслаждений, история первая: Урок для Тоги

  • Переводчик: Homura-chan
  • Беты: Atanvarnie, Morrigan33
  • Оригинал: Chris Rain, Revolutionary Science Theatre 3000. Episode 105: "The Observatory of Forbidden Pleasures Series, Story One: Touga's Lesson", запрос на перевод отправлен
  • Размер: миди, 9620 слов в оригинале
  • Пейринг/Персонажи: Отори Акио/Кирю Тога, Тэндзё Утэна, Арисугава Дзюри, Содзи Микагэ, Тида Мамия, Каору Мики, Химэмия Анфи
  • Категория: слэш
  • Жанр: юмор, PWP, таинственный театр таинственный театр. Mystery Science Theatre 3000 (MST 3000, Таинственный театр 3000) — популярное американское телешоу. Сумасшедние ученые запирают главного героя на спутнике и заставляют его смотреть фильмы категории Б. Чтобы не сойти с ума во время просмотра, герой юмористически комментирует увиденное. Такой формат прижился среди англоязычных фикрайтеров, в том числе — в фандоме «Юной революционерки Утэны».
  • Рейтинг: NC-17
  • Краткое содержание: Дуэлянты узнают о личной жизни Тоги и Акио больше, чем хотели бы.
  • Примечание/Предупреждения: «Революционный театр» — это цикл из десяти серий, но всё и так понятно. Цифры в квадратных скобках — примечания. ООС Микагэ. БДСМ. Пятьдесят оттенков красного. Парашюты никогда не будут прежними. Возможно, вы больше никогда не сможете есть майонез. И не говорите потом, что вас не предупреждали.

[Спутник Революции; раннее утро, ССВ (Стандартное Спутниковое Время). Вместо моста зритель видит кухню внутри спутника, которая переполнена навороченными приборами и почти до неприличия технологична — кругом матовая сталь, полированный хром и чёрное стекло. Дуэлянты сидят за круглым столом, который состоит из безумно сложного каркаса и толстого слоя тонированного стекла вместо столешницы. К нему прикручено множество хромированных трубок и мелких проводов. Целиком стол выглядит так, будто при неверном движении может вызвать серьёзные телесные повреждения. Стулья ненамного лучше и, судя по всему, поддерживают сидящих не по законам физики, а по собственному неохотному согласию, но на них хотя бы есть роскошные кожаные сиденья.
ХИМЭМИЯ АНФИ готовит завтрак, суетясь на кухне в опрятном белом фартуке и шапочке. ТЭНДЗЁ УТЭНА и КАОРУ МИКИ оба в пижамах; КИРЮ ТОГА и ОТОРИ АКИО в махровых халатах. Сидящий на столе ТЮ-ТЮ тоже одет в маленький халат].

АНФИ [ставит кофейник на середину стола]: Вот! Ну и ну, вы все такие заспанные…
УТЭНА: Мы поздно легли. [быстро хватает кофейник и бухает кофе в свою чашку]
АНФИ: Чем занимались?
МИКИ: Играли в полноконтактный пинг-понг в симуляторе голограмм. [УТЭНА передает ему кофейник, и он охотно его забирает]
АНФИ: Ну и ну. Что за симулятор?
АКИО: Голокабана. Вторая дверь справа после ванной. [отбирает кофейник у МИКИ и наполняет свою чашку] 1
ТОГА: Я думаю, Микагэ его откуда-то украл. Там в уголке есть маленькая пластинка с надписью «Концепция разработана Мэганэ 6.7». [выхватывает кофейник у Акио и наполняет чашку до краев]. 2
ТЮ-ТЮ: Тю! [неистово прыгает вверх-вниз, пока УТЭНА не наливает кофе в его крошечную чашечку. Происходит короткая потасовка за сахарницу и кувшинчик для сливок, но вскоре все успокаиваются и готовы принять внушительную дозу кофеина]
АНФИ: Как вообще в это играть? [она ставит на стол полную тарелку с блинчиками и беконом и, к счастью, успевает убрать руки до того, как начинается исступленное поглощение пищи]
УТЭНА [запихивает себе полный рот блинов]: Ф броне и с клюфками для лакросса. 3
ТЮ-ТЮ [зарывается мордочкой в тарелку]: Тюююю!
[жёлтое уведомление о сообщении, которого прежде никто не заметил на одной из тумбочек, начинает мигать. АНФИ торопится туда, чтобы нажать на кнопку, и неожиданно в центре стола, под ТЮ-ТЮ и кофейником, появляется изображение. Как всегда, за спиной у МИКАГЭ можно увидеть Обсерваторию.]
МИКАГЭ: Доброе утро, мои маленькие… Какого чёрта?! Кто-нибудь, остановите эту чертову мышеобезьяну! Пусть она перестанет показывать мне свою задницу!

[Спутник]
ТЮ-ТЮ: Тю-ю-ю. . .
ТОГА [поднимает ТЮ-ТЮ и его тарелку и убирает их с экрана]: Что ты вообще делаешь на столе?

[Обсерватория]
МИКАГЭ: Я не собираюсь отчитываться перед тобой, Кирю.
[МАМИЯ появляется позади МИКАГЭ, широко улыбается и машет дуэлянтам]
МАМИЯ: О, господин Микагэ-сама, извините. Кажется, я должен был установить это стекло на стену над раковиной, а не столешницу, да?
МИКАГЭ: Мамия, иди в лабораторию. Я скоро приду с зажимами и электрошокером.
МАМИЯ: О-о-о… Ладно. [плетется прочь из зоны видимости]
МИКАГЭ: Так. О чем я? Ах да. Как вы тут?

[Спутник]
АКИО: Выживаем.
ТОГА: Ненавидим тебя, Содзи.

[Обсерватория]
МИКАГЭ: Ну, ну, хватит любезностей. [он потирает руки с ликующей усмешкой] У меня кое-что есть для вас, мои маленькие жертвы!

[Спутник]
УТЭНА: Что на этот раз? Ещё одно альтер-эго автора с дурацкими суперспособностями?
МИКИ: Ещё одна попытка написать «прикольный» фанфик?

[Обсерватория]
МИКАГЭ: Нет, нет, нет . . . Всё намного хуже! [он некоторое время смотрит на Мики] Хм-м-м. Думаю, я должен заменить кое-кого. Мамия! — ох, он в лаборатории. Ладно, тогда сам сделаю. [исчезает из поля зрения]

[Спутник]
МИКИ: Как вы думаете, о чём это он?
[После громкого треска, вспышки света и облака дыма посреди кухни появляется АРИСУГАВА ДЗЮРИ, одетая в белый облегающий пеньюар. Очевидно напуганная и немного дезориентированная, она не двигается с места и моргает. ТОГА и АКИО смотрят на неё, ухмыляясь, в то время как МИКИ краснеет как помидор и закрывает глаза]
ДЗЮРИ: Где я?
УТЭНА [тянется к ТОГЕ и АКИО, чтобы прицельно стукнуть обоих]: Микагэ вернул тебя обратно, Дзюри-сэмпай...
[ДЗЮРИ опускает глаза, осознает, насколько её пеньюар облегающий, и смотрит на настольный экран убийственным взглядом]

[Обсерватория]
МИКАГЭ: Ну, ну, Арисугава. Не надо шумных угроз. Просто прими неизбежное. У вас всех пять минут, чтобы одеться и прийти в театр. Ты в этом не участвуешь, Каору. Арисугава тебя заменяет.

[Спутник]
МИКИ: Э-э-э-э-э . . . почему?
УТЭНА [бормочет себе под нос]: Счастливчик.

[Обсерватория]
МИКАГЭ: Потому что, дорогой мальчик, сегодняшний фик написан в жанре «PWP», и он тебя глубоко травмирует. Полчища фандевочек протестуют против любого потенциального надругательства над твоей невинностью.

[Спутник]
УТЭНА: А что насчёт нас?

[Обсерватория]
МИКАГЭ: А вы все не такие чувствительные. Одевайтесь! В театр! Сейчас же!

[Спутник. Запускаются лампочки и сирены]
АКИО <безжизненно>: Код «PWP».
ОСТАЛЬНЫЕ <безжизненно>: А-а-а-ах.
ДЗЮРИ: А я? У меня здесь нет никакой одежды!
УТЭНА: Можешь пойти со мной, Дзюри-сэмпай. Думаю, я смогу что-нибудь для тебя найти.
ДЗЮРИ: Спасибо. Что до тебя, Содзи… [она хватает кофейник и переворачивает его над столом, полностью заливая экран кофейной лужей]
УТЭНА: Э, Дзюри...
АНФИ: Всё в порядке, милая Утэна. Я об этом позабочусь. Вам лучше поторопиться.

[все расходятся по своим комнатам]

[Последовательность дверей для дуэлянта!]
[6. Это ворота, которые ведут к арене. Ты пытаешься их открыть, но у тебя нет кольца с Печатью Розы. В конце концов ты вскрываешь замок с помощью кредитки и заходишь внутрь.]
[5. Перед тобой спиральная лестница прямиком из ада. Ты проходишь примерно половину и после этого понимаешь, что здесь есть лифт. Ты забираешься внутрь.]
[4. За триста метров до площадки лифт останавливается. Ты проходишь половину оставшихся ступеней и понимаешь, что тебе не выдают наряд посимпатичнее. Ты останавливаешься у удобной корзины, которая стоит на ступенях, чтобы самостоятельно себя приукрасить.]
[3. Арка наверху лестницы. Ты случайно смотришь вниз, переживаешь тяжелейший приступ акрофобии и зовёшь мамочку, цепляясь за арку.] 4
[2. Ты ожидаешь, что Невеста-Роза прикрепит тебе на грудь розу, но сначала ты должен помочь ей вытащить все шипы. Ау! Ау! Ау!]
[1. Невеста-Роза толкает речь и прогибается назад через твою руку; ты вытаскиваешь у неё из груди Меч Диоса и используешь его, чтобы изрубить в щепки последнюю дверь в театр].

[дуэлянты занимают места — слева направо: ТОГА, УТЭНА, АКИО и ДЗЮРИ]

ДЗЮРИ: Вы двое, перестаньте так мне улыбаться!
АКИО и ТОГА: Ты это мне?

> Предупреждение

УТЭНА: Ты понимаешь, что будет больно, когда автор предупреждает тебя ещё до начала фанфика.
ТОГА: Опасность, Уил Робинсон! Опасность! Опасность! 5

> Фанфик, который вы собираетесь прочитать, — чистый Яйо!

УТЭНА: Стопроцентно натуральные ингредиенты из свежайшего яйо на планете Земля.
ТОГА: Что такое «яйо», черт возьми?
ДЗЮРИ: Не понимаю. Хотя… Подождите. «Яйо»... Должно быть, опечатка. О нет.
УТЭНА: Что? Что такое, Дзюри-сэмпай?
ДЗЮРИ: «Яой». Нас предупреждают, что фанфик — яой!
[пауза]
ВСЕ: Не-е-е-е-ет!!

> Будьте внимательны! Рейтинг фанфика NC-17!

УТЭНА: Я не хочу его читать! Я не хочу его читать!
ТОГА: Никто из нас не хочет его читать!
АКИО: Даже я не хочу его читать. Автор опечатался в слове «яой»... Остальное вряд ли будет лучше.

> Продолжить Здесь

ВСЕ: Нет!

> Или Вернуться Домой

УТЭНА: Да! Да! Вернуться домой!
ГОЛОС МИКАГЭ: Если бы только это было так просто. Очень сожалею, госпожа Тэндзё.
ДЗЮРИ <изображая Дороти>: Лучше дома места нет. Лучше дома места нет...
АКИО: Где пара рубиновых башмачков, когда они так нужны? 6

> Цикл «Обсерватория Запретных Наслаждений»
АКИО: Предполагаю, я в этом как-то замешан. Если только ты, Содзи, не снимал порнофильмы, чтобы получить дополнительное финансирование.
ГОЛОС МИКАГЭ: Ха. Ха. Ха. Нет.
УТЭНА: Цикл? Их что, больше одного?
ГОЛОС МИКАГЭ: Видимо, но пока вышла всего одна история.
ДЗЮРИ: Пожалуйста, пусть так и остаётся.
ГОЛОС МИКАГЭ: Сейчас вам это всё равно не поможет.

> История первая: Урок для Тоги
ТОГА: Вот дерьмо.
АКИО: Ещё одно предположение — это про нас с тобой, Кирю.
ТОГА: Это фанфик. Он не имеет отношения к нам-настоящим.
АКИО: Продолжай повторять это.

> Глаза Тоги были пригвождены к потолку обсерватории,

УТЭНА: Фуу. Знаете, это так написано, будто глаза Тоги вырвали и прибили к штукатурке. Или что-то такое же мерзкое.
ТОГА: Спасибо за визуализацию, в которой я не нуждался.
АКИО: Придает новое звучание фразе «не спускать глаз»...

> где была одна конкретная звезда, которая привлекала его внимание. Это была звезда Акио.

ДЗЮРИ: Не думаю, что у него есть звезда.
АКИО: Возможно, автор говорит о Венере, Утренней Звезде. От неё происходит моё имя. Но это не делает её «Звездой Акио»...
ТОГА: А ещё это не делает её звездой. В конце концов, это планета…

> Но почему эта звезда так его завораживала? Действительно, это было красивое зрелище...

УТЭНА: … даже несмотря на то, что это всего лишь яркая точка среди кучи других ярких точек.
АКИО: Вообще-то, если речь о Венере, то это ярчайшая точка из всех.
ДЗЮРИ: И её называют твоей звездой?
[АКИО бросает на неё сердитый взгляд]

> но он видел эту звезду тысячу раз во время одного из множества своих визитов в обсерваторию.

ДЗЮРИ [перечитывает строчку ещё раз]: То есть во время одного-единственного визита он посмотрел на Венеру тысячу раз?
ТОГА: Может, мне было нечем заняться? Не знаю.

> Так что отличало сегодняшнюю ночь от других?

АКИО: Возможно, решение автора написать о ней...

> «Что-то не так Президент Студенческого Совета?» — спросил Акио поднимая голову с медвежьей груди Тоги.

АКИО:... или дикий необузданный секс.
УТЭНА: Ещё бы, дикий. Там медведь!
ДЗЮРИ: Парочка пропущенных запятых. И… Тога у нас теперь медведь? А я-то думала, что он гомо сапиенс...
ТОГА: Арисугава, не используй сейчас слова с элементом «гомо», ладно?
ДЗЮРИ: О, да ты побледнел, Президент.
ТОГА: Мне уже нехорошо.

> «А?» — Спросил Тога,

УТЭНА: Типичный Тога. Всегда наготове быстрый, остроумный ответ!
АКИО: Видно, он обалдел от неотрывного наблюдения за Венерой.
ДЗЮРИ <голосом Тоги>: Блестяшечка!

> когда его яркие голубые глаза встретились с прелестными зелеными глазами Акио.

ДЗЮРИ: Спасибо истории за категоричную характеристику.
АКИО: Ну, они действительно прелестного зеленого оттенка… Ты так не думаешь, Утэна?
УТЭНА: Заткнись.

> «Тебя что-то беспокоит?» — Повторил Акио, подползая ближе к лицу Тоги.

ТОГА: … и щёлкая раздвоенным языком...
АКИО: Слушай, я знаю, что я «дьявол», но ты немного перегибаешь!

> «Ты будто бы не здесь».

ДЗЮРИ <голосом Тоги>: Представлял, будто я в другом месте.
ТОГА: И с другим человеком.

> «О?» Спросил он в ответ.

УТЭНА: Полагаю, Тога теперь может разговаривать только вопросами.
ТОГА: О чём ты?
УТЭНА: Ха, ха, ха, смешно.

> «Как неловко».

АКИО: Не так, как мне сейчас.

> «Не похоже на тебя… Отвлекаться, я имею в виду», сказал Акио, оская голову обратно на мускулистую грудь того Тоги

ДЗЮРИ: «Опуская». И, ах.. тот Тога?
УТЭНА: Единственный и неповторимый.
ТОГА: Конечно. Такие волосы, такая внешность…
УТЭНА: Такая Аура Крутости™… 7

> и переключаясь на Тогины соски.

ТОГА [стонет и закрывает лицо руками]: И понеслось.
АКИО: Ты вроде не возражал, когда...
ТОГА: Заткнись, Отори.

> Тога издал крохотный возглас удовольствия, когда теплый язык Акио деликатно вокруг крохотных сосков Тоги.

ДЗЮРИ: Что он сделал деликатно вокруг… Я не буду повторять остальное. Там пропущено слово.
ТОГА [резко расстегивает свой пиджак и заглядывает внутрь]: Крохотных? Как это крохотных?
УТЭНА: Тога, ты как девочка, которая переживает из-за размера лифчика.

> Акио посмотрел вверх на лицо своего любовника, искаженное мукой,

АКИО: Ну, это предложение звучит как-то неправильно.
ДЗЮРИ: Если только речь не о картине Босха.

> и на короткое мгновение их взгляды снова замкнулись друг на друге.

ТОГА: Спустя два часа стало понятно, что они не освободятся из этого затруднительного положения без слесаря или парочки болторезов.

> Хитрая улыбка расплылась на лице Акио, когда его глаза обратились к огромной выпуклости, проступающей в штанах Тоги.

АКИО: Это у тебя пистолет в кармане, или ты просто рад меня видеть? 8
УТЭНА: Если это пистолет, возможно, там пятидесятикалиберный Desert Eagle. 9
ТОГА: И если я захватил его, лучше беги, Акио.
АКИО: Это просто фанфик, Кирю. Успокойся.

> Он всегда очень быстро возбуждался и всегда очень быстро кончал: пара мгновений, и он уже дошёл до пика наслаждения.

ТОГА: Вот бы я так же быстро ушёл.
ДЗЮРИ: Это может значить, что фик будет очень коротким.

> Несмотря на вечные попытки научить президента студенческого совета сдерживаться, кажется, его невозможно было натренировать.

УТЭНА: Сидеть, Тога! Сидеть… Сидеть… хороший мальчик!
ТОГА: В отрыве от контекста это предложение звучит так, будто я засыпаю на собраниях совета, что ли.
ДЗЮРИ: Если бы.

> Но сегодня всё будет иначе. Он был полон решимости научить Тогу выкладываться по полной.

ДЗЮРИ: Я сказала, что фик будет коротким? Забудьте.
УТЭНА [поёт]: Сделай всё, на что способен. . . 10

> Медленно и ласково рука Акио начала скользить по дюжей груди Тоги …

ТОГА: Дюжей? Я не дюжий. «Дюжий» несёт в себе оттенок грубости, массивности. Я изящно сложен.
ДЗЮРИ [вытаскивает маленький словарь из кармашка сидения]: «дю́-жий» (прил.): прост., общеслав. Плотный, крупного телосложения: здоровяк.
ТОГА: Видите?
АКИО: Где ты взяла словарь, Дзюри?
ДЗЮРИ: Думаю, его тут оставил Мики.

> пока не достигла его промежности. Он мягко расстегнул его белоснежные штаны. Возбуждение Тоги росло, и он закрыл глаза. Своей сильной рукой Акио зарылся в трусы Тоги

УТЭНА: … и случайно оторвал ему яйца.
ТОГА: Это не смешно!
АКИО [поет]: Шахтер в яму опустился, с белым светом распростился... 11

> и начал медленно гладить его член.

ДЗЮРИ: Мне обязательно на это смотреть?
ГОЛОС МИКАГЭ: Да.
ДЗЮРИ: Ты труп, Содзи.
ГОЛОС МИКАГЭ: Нет, я плод воображения Отори.
ДЗЮРИ: Тебя это не спасёт.

> Он нежно сжимал длинный толстый фаллос

УТЭНА: Пожалуйста, не нужно указывать его точных размеров.
ТОГА: Ба, Утэна, да ты покраснела.
УТЭНА: Заткнись, Тога.

> уделяя особое внимание кончику; медленно его массировал и затем быстро спускался к основанию члена.

АКИО: . . . а затем кролик бежит вокруг дерева . . . и . . . Чёрт, надо заново начинать. 12
ТОГА: Если ты прикоснёшься ко мне, Отори, я убью тебя и выкину твоё тело в открытый космос.

> Эту технику Акио совершенствовал в одиночестве, проводя в обсерватории долгие часы

УТЭНА: То есть ты всё время мастурбируешь, вместо того чтобы заняться чем-то полезным, Акио.
АКИО: Нет, этот придурок в фанфике всё время мастурбирует. У меня есть настоящая работа.

> любовно поглаживая кончик, но в то же время не забывая об основании члена.

АКИО: А в следующем номере я буду жонглировать включенными пилами!
ДЗЮРИ: В этом больше пользы, чем в обучении мастерству дроч-фу.

> Дыхание обоих мужчин ускорилось, особенно когда ускорялись его ласки. Тога двигал тазом навстречу движениям Акио, чтобы трение было ещё сильнее.

ВСЕ <поют>: Но это движение тазом сводит тебя с ум-а-а-а-а… 13

> Хотя Акио не нуждался в подсказках. Его техника действительно была совершенной. Уж что Акио умел, так это доставлять удовольствие. В конце концов, это было его специальностью.

ДЗЮРИ: Видите? Мастер дроч-фу.
АКИО: Тьфу ты. Знаете, из-за того, что я — идеальный любовник и невероятно сексуален, все думают, что я пустоголовый развратник.
УТЭНА: Нет, на самом деле все думают, что ты психованный и злой манипулятор. И развратник в придачу. Есть разница.
АКИО <сухо>: Вау, Утэна. Спасибо. Я знал, что могу рассчитывать на твою поддержку.

> Руки двигались всё быстрее и быстрее

ТОГА: Такое случается, если переводчик с языка жестов перебрал с кофеином.

> пока, наконец, довольно большое мокрое белое пятно не появилось на трусах Тоги.

ДЗЮРИ <подражая детскому голосу>: Тога не дотерпел до туалета!
ТОГА: Теперь я могу идти домой?
ГОЛОС МИКАГЭ: Нет.

> Акио убрал руку и увидел сперму.

УТЭНА: Как будто раньше было непонятно.

> Его рука была полностью покрыта семенем Тоги.

УТЭНА [слегка зеленеет]: Видите? Как он не заметил?
ДЗЮРИ: Он должен поскорее засеять поле и не забыть об азотном удобрении, чтобы осенью получить хороший урожай…

> Лицо Акио моментально приняло убийственное выражение.

ТОГА: Он пришёл в бешенство и, шатаясь, начал искать свои ключи, а потом ударил Анфи мастихином...
МИКАГЭ: Кирю, следи за языком!

> Акио без колебаний ударил Тогу по лицу рукой, которая истекала спермой.

ДЗЮРИ: Теперь Акио почему-то ведёт себя как кокетка, которая впервые вышла в свет. Какой-то парень принял её предложение за чистую монету, а она пытается притвориться, что удивлена и шокирована.
УТЭНА <изображая кокетку Акио>: *Шумный вдох*! Да как вы смеете!
АКИО: Я хотел бы сказать это автору фанфика.

> Тога со страхом смотрел на своего любовника, а капли спермы медленно стекали вниз по его красивому лицу.

[ТОГЕ явно нехорошо]
УТЭНА: Кто-нибудь даст ему салфетку? Гадость какая!

> «За что?» — спросил Тога.

АКИО: Мы все задаёмся этим вопросом.

> «За твою недисциплинированность». — Моментально ответил Акио. — «Для человека твоего возраста ты кончаешь слишком быстро».

УТЭНА <сочувственно>: О-о-о, бедный Тога...
ТОГА: Слушай, это не про меня!

> Единственный способ доставлять настоящее удовольствие — делать это медленно.

ДЗЮРИ: Раз так, следует пользоваться Почтой России вместо EMS и DHL.

> Выносливость — один из способов принести в мир Революцию. Без выносливости ты никогда не победишь Утэну.

ТОГА: Он это так говорит, будто мне предстоит сражаться c ней в постели. Оружием, которое предоставила матушка-природа.
УТЭНА: Мечтать не вредно, плейбой.
ДЗЮРИ: Т-с-с-с. Какой-нибудь извращенец напишет и такую энцу, это лишь вопрос времени.

> Тога не пытался ничего сказать в свою защиту. Вместо этого он просто испуганно сидел на месте.

УТЭНА: Да, смотрите, как храбрый Кирю Тога хнычет и лебезит, когда его отчитывают!
ТОГА: Будто нужны ещё доказательства, что я не похож на посмешище из этого фанфика.

> «Пришло время воспитать в тебе немного выдержки». — Сказал Акио, удаляясь с с мягкой пушистой кровати с белыми кружевными простынями.

ДЗЮРИ: Белые кружевные простыни? Брр. Как безвкусно.
УТЭНА: Точно. А ещё их надо мыть вручную каждый раз, когда затеваешь стирку.

> Акио подошел к закрытому шкафу и достал ключ с печатью розы.

ДЗЮРИ: Есть в Отори хоть что-нибудь без этого проклятого узора?
АКИО: Кто бы говорил. Я видел твой медальон.
[ДЗЮРИ свирепо смотрит в его сторону]

> Он вставил ключ в замок, и дверь моментально открылась.

ТОГА: Она врезалась в Акио, пригвоздила его к стене и медленно, капля за каплей, выдавила из него жизнь. Конец.
АКИО: Вот спасибо.
ДЗЮРИ: Да, когда отпираешь дверь, она обычно открывается. Но здесь она как будто сама распахнулась.
УТЭНА: Может, там замок-пружина?

> Внутри запертого шкафа были разные предметы для эротических пыток. Среди них была плётка с шестьюдесятью девятью хвостами

АКИО: Плётка с шестьюдесятью девятью хвостами? Окей, милая игра слов, но их же фиг распутаешь…
ТОГА: Звучит как новый жуткий покемон из какой-нибудь извращенной энцы. «Шестьдесят девять хвостов!»
УТЭНА: Ну вы и пошляки!

> длинный пастуший кнут, несколько разных кляпов, но Акио протянул руку за «парашютом».

УТЭНА: Он планировал снова выпрыгнуть ласточкой в окошко, только на этот раз хотел выжить.
АКИО: Слушай, это было в сценарии полнометражки, понятно?
[Спутник коротко подпрыгивает]
ГОЛОС МИКАГЭ: Прекратите!

> Акио схватил парашют и несколько маленьких грузов, потом здвинул шкаф.

ТОГА: Что он сделал со шкафом?
ДЗЮРИ: Да, прямо в середине фанфика Акио приобрел абсолютно новый шкаф и установил барную стойку на месте старого. Роман Будников заезжал, чтобы снять специальный выпуск «Фазенда. Эта старая обсерватория».

> Когда Тога увидел Акио, который приближался с пыточными инструментами, смертельный ужас прошёлся по его лицу.

ДЗЮРИ: … прошёлся шваброй, а потом отполировал его до блеска.

> «Ты боишься, Президент Студенческого Совета?» — спросил Акио, снимая свой белый пиджак принца.

АКИО: Если вы не заметили, я не ношу его постоянно. Только для дуэлей и определённых поездок на автомобиле.

> Тога на мгновение задумался, увидев шипы парашюта, которые поблескивали в свете прожектора, расположенного в планетарии.

ТОГА: Да, я бы уже заволновался, потому что эта штука описана так, будто через неё ток пропускают.

> Тога немного разбирался в секс-игрушках для БДСМ. Он знал про кляпы-шарики, зажимы для сосков и разные кнуты.

АКИО: О таком знают все, у кого есть доступ к Интернету.
ДЗЮРИ: Особенно если они действительно читают рекламные баннеры и спам.

> Но такую штуку он никогда не видел.

УТЭНА: Будучи достаточно умным, он догадался, что она опасна, и с криками убежал. Конец.
ТОГА: К сожалению, это посмешище в фанфике сильно отстаёт от меня в умственных способностях, а то он бы уже это сделал.

> «Я спросил, ты боишься?» — повторил Акио, на этот раз ещё более нетерпеливо.

ДЗЮРИ <голосом Акио>: Слушай, ты можешь повизжать или хоть как-то обратить на меня внимание? Некоторые люди ведут себя так грубо, когда им угрожают странными извращёнными секс-игрушками!

> «Д-д-а». — Мягко прохныкал Тога.

АКИО: Тога, не хочу этого говорить, но в этом фанфике ты просто тряпка.
ТОГА: А ты больной на голову извращенец. Мы квиты?

> «И правильно». — Быстро ответил Акио. «Знаешь, что у меня в руках?»

УТЭНА: <голосом Тоги>: Странная садистская секс-игрушка.
ДЗЮРИ <голосом Акио>: Чёрт, ты меня подловил!

> Акио протянул к нему руку, в которой был парашют. Тога моментально покачал головой.

УТЭНА: Почему автор так злоупотребляет словом «моментально»? Акио «моментально» отвечает, дверь «моментально» открывается, Тога «моментально» качает головой…
ТОГА: Вот бы фанфик «моментально» закончился.
ГОЛОС МИКАГЭ: Неа, извините.

> «Это называется “парашют”. Он застёгивается вокруг члена, а цепочка чашечкой обхватывает яйца. По описанию и не кажется, что это инструмент для пыток, правда?»

ТОГА: Ну, если честно, кажется.
ДЗЮРИ: Я тоже об этом подумала.

> Тога не ответил, он просто кивнул головой в знак согласия.

УТЭНА: Тога напоминает маленькую игрушку, которую крепят перед задним стеклом в автомобиле… кач, кач, кач...
АКИО: Тога проводит много времени на заднем сидении моей машины, поднимая и опуская голову…
[УТЭНА дает ему затрещину]

> «Но на самом деле внутри этой штуки есть несколько крошечных шипов».

ДЗЮРИ <голосом Акио>: Так что, по сути, это «железная дева» кукольных размеров. Она всё ещё кажется безобидной?
ТОГА: Брр.

> Они недостаточно острые, чтобы разрезать кожу, но могут причинять неудобство, как только я начну подвешивать на цепочку эти маленькие грузы.

АКИО [закрывает лицо руками]: И можно не сомневаться, судя по развитию сюжета, я буду щедро подвешивать эти маленькие грузы.

> Глаза Тоги расширились, а на его лбу проступило несколько капель пота.

УТЭНА: Автор хотя бы не пытался вставить в эту историю анимешную «каплю»...
АКИО: Возможно, автор был занят тем, что вставлял в историю другие вещи. Или вставлял другие вещи в истории...
УТЭНА: Акио!

> Акио подошёл ближе к кровати и стал лицом к лицу с Тогой.

ДЗЮРИ: Тога отключился, почувствовав запах из его рта. «Чёрт, — пробормотал Акио. — Впредь я запомню, что после жареной печёнки с луком надо съесть Тик-Так».
АКИО: Ха. Ха. Ха.

> Затем он сказал своим самым отрезанным тоном

ТОГА: Своим самым «отрезанным» тоном? Он себе язык прикусил, что ли?
ДЗЮРИ: «Резким» . Или «отрывистым».

> За каждый акт непослушания на цепочку будет добавлен груз в 150 граммов.

ТОГА: Учитывая, какой в этом фанфике придурковатый Тога, Акио прав насчёт грузов.

> Тога испуганно сглотнул, но не решился возражать. Не говоря ни слова президенту студенческого совета, Акио снял с него белые штаны и белые трусы.

УТЭНА: Смотрите-ка, Тога носит белые плавки. А я всегда думала, что ты предпочитаешь боксёры, Тога.
ТОГА: Если заглянешь ко мне в комнату после фика, я покажу тебе ответ на этот вопрос.
[УТЭНА пунцовеет и дает ему легкую затрещину]

> Сильные руки Акио начали беззвучно застегивать парашют вокруг поливставшего члена Тоги.
ДЗЮРИ: «Поливставший»? Я слышала фразу «полировать ствол», но это действительно глупо.

> Но лишь прикосновение рук Акио к его пенису и яйцам заставило кровь стремительно прилить к головке члена

АКИО: Он взорвался, и Тога умер. Конец.
ТОГА: Господи. Спасибо.
АКИО: Пожалуйста.

> и спустя несколько секунд его пенис уже вытянулся вверх.

ТОГА: Швинг! 14

> «Но господин Председатель, я...» — прежде, чем Тога успел закончить предложение, на его щеку прилетела резкая пощечина. Тога моментально уммолк.

УТЭНА: Я боюсь спрашивать, на что похоже собрание совета директоров, если Акио раздаёт пощечины каждый раз, когда кто-то скажет: «Но, господин Председатель...»
АКИО: Оно будет очень коротким, и все будут соглашаться со всем, что я говорю. Хм-м-м-м... Это может оказаться очень полезно...

> «Ты ещё смеешь огрызаться?!» — Укорил его Акио. — «За твоё заядлое непослушание

ДЗЮРИ: Говорите что угодно насчёт содержания и опечаток. У этого автора обширный словарный запас!

> Я помещу два груза по 150 граммов на цепочку!»

ТОГА: Перевод: он подвешивает 300 граммов. Упс.

> Акио быстро прикрепил два груза на цепочку, которая обхватывала яйца Тоги. Он поместил первый груз с левой стороны цепочки, а другой груз — с правой стороны цепочки.

АКИО: Потому что равновесие — это важно, ну вы понимаете.
ДЗЮРИ: Затем он проверил уровень энергии ци и потренировался в искусстве фэн-шуй: переставил стул и две маленькие лампы, чтобы создать в комнате более гармоничную обстановку.

> Почти моментально Тога почувствовал как грузы тянут вниз его гениталии, а также ощутил крошечные шипы, которые впивались в его член. Это было очень неудобно, но, в каком-то смысле, на удивление приятно.

УТЭНА: И впрямь удивительно.

> Это ощущение рождало странное трение, которое заставляло его член и дальше отвердевать. Но чем сильнее распрямлялось его достоинство, тем сильнее давили шипы и тем глубже они погружались в его мягкую плоть.

ТОГА: С каждым мгновением это звучит всё менее и менее эротично и всё более и более болезненно.
УТЭНА: И у меня предчувствие, что дальше будет только хуже.

> Акио сел на кровать и с изумлением наблюдал, как Тога извивался и стонал в приступах муки и радости.

ДЗЮРИ: Это была довольно хорошая книга и достойный фильм. Теперь они навеки запятнаны. 15
УТЭНА: Как простыни Акио и бельё Тоги, я полагаю.

> Акио смотрел на магическое воздействие парашюта на президента студенческого совета, и его губы сложились в кривую улыбку.

АКИО: Магическое? Его что, изобрел Дэвид Копперфильд?
ТОГА: Если магия парашюта заставит меня исчезнуть из фанфика, я буду благодарен.
АКИО: Ты можешь передумать, если представишь, какая часть скорее всего исчезнет.
ТОГА: Э-э-э… Проехали.

> Ему нравилось смотреть, как люди корчатся от боли, и ещё больше он наслаждался, наблюдая, как член Тоги окрашивается во множество счастливых оттенков красного.

УТЭНА: Я и не знала, что ты настолько больной, жестокий псих, Акио.
АКИО: Может, тот Акио — такой, но я — нет.
ДЗЮРИ: Что именно делает оттенок красного счастливым?

> Акио смотрел, как он наслаждается своим наказанием, и его собственный хрен начал затвердевать.

АКИО <изображая Саддама Хусейна из «Южного Парка»>: О да! Извращенные сексуальные пытки так меня заводят!
ТОГА: У тебя слишком хорошо получается, Акио.
АКИО: Я просто радуюсь, что у нас здесь хорошо ловит телевизор.
УТЭНА: Мы на спутнике. Лучше быть не может.
ДЗЮРИ: Похоже, семейство Химэмия — просто парочка успешных фермеров.
УТЭНА: В смысле?
ДЗЮРИ: Анфи выращивает розы, а Акио — хрен…
[УТЭНА хихикает. АКИО выглядит раздражённым]

> Но как бы он ни хотел снять своё напряжение, он решил воздержаться.

УТЭНА: Спасибо.

> У него были большие планы на Тогу, которые требовали, чтобы у него стоял. Если бы он снял напряжение, он не смог бы воплотить эти планы.

УТЭНА: С другой стороны, нет, спасибо. Давай, Акио, вздрочни.
ДЗЮРИ: Ты просто не хочешь знать, что у него за планы, не правда ли.
УТЭНА: А ты?
ДЗЮРИ: Нет.

> Кроме того, иногда наблюдать было так же весело, как и принимать участие.

АКИО: Я бы поспорил. Для начала, читать этот фанфик и вполовину не так весело, как заниматься сексом.
УТЭНА: Вот это поворот!
ДЗЮРИ: Хорошая идея. [начинает отворачиваться от экрана]

> Тем временем, Тога лежал на кровати, по-прежнему тяжело дыша и издавая стоны, пока парашют сжимался сильнее и сильнее на его члене. Акио не сказал Тоге, что чем сильнее он возбудится, тем сильнее шипы вопьются в его кожу и тем сильнее будет зажат кончик его пениса (который выглядывал из верхушки парашюта).

ДЗЮРИ: … пока парашют наконец не отщипнёт Тогин прибор.
ТОГА: Тьфу! Фанфик уже довольно жуткий, понятно?!

> Наконец, спустя несколько мгновений Тога издал стон удовольствия, а сперма хлынула из его опустившегося члена.

[УТЭНА изображает звук сдувающегося шарика, который надули только наполовину]
ДЗЮРИ <голосом маленькой девочки>: Мама, гляди! Тога проткнул свой шарик!
АКИО: Ещё одна хорошая идея. [тычет в экран средним пальцем]

> «Ещо ничему не научился, понятно». — Сказал Акио, прикрепляя ещё один груз на цепочку. «Скоро научишься».

АКИО: <изображая Дарта Вейдера>: Я покажу тебе Тёмную Сторону Силы. [громко и тяжело дышит, пока УТЭНА не толкает его локтем]

> «Пожалуйста...» — Взмолился Тога.

ТОГА: … выпустите меня из этого фанфика!

> Акио не ответил Тоге. Не говоря ему ни слова,

ДЗЮРИ: Если он не ответил Тоге, логично предположить, что ему ничего не сказал.

> Он просто поместил ещё один груз на цепочку Тоги, усиляя давление на колющие шипы.

УТЭНА: Он просто продолжает над тобой прикалываться, да, Тога?
ТОГА: Очень смешно.

> Хрен Тоги снова начал расти. Эти шипы мучили его. Было больно, но в то же время так приятно.

АКИО [поёт]: Так приятно болит… Давай детка, причини мне эту приятную боль! Иногда любовь совсем не такая, как должна быть — ты причиняешь мне эту приятную боль… 16
УТЭНА <изображая официанта>: А блюдо дня — гусиная отбивная под хреном. Пальчики оближешь.
ДЗЮРИ: Фраза «дёргать гуся» приобретает новый смысл, не правда ли?

> Тога отчаянно хотел протянуть руку вниз и погладить свой член, но прежде, чем он сумел и пальцем к нему прикоснуться, Акио схватил его руки и сковал запястья наручниками за спиной.

УТЭНА: Потом он обыскал Тогу на предмет оружия и зачитал ему его права.
АКИО: У вас есть право много стонать. У вас есть право обмазаться взбитыми сливками вместо одежды…
УТЭНА: Акио! Этти!
АКИО: До автора фика мне ещё далеко.

> «Где ты взял???»

ДЗЮРИ: … все эти вопросительные знаки?
ТОГА: На распродаже.

> Акио пришёл в ярость. Он не только не слушался, теперь он задавал вопросы, когда никто не разрешал ему говорить.

АКИО: Я не заметил, как это превратилось в полноценную «сессию». Когда я успел надеть кожаный костюм доминанта?
УТЭНА: У тебя ведь на самом деле его нет, правда?
АКИО: Э-э-э, я иногда хожу на «Шоу ужасов Рокки Хоррора».

> Так что были добавлены ещё два груза. Как только они были добавлены, Акио удалился с кровати

УТЭНА: «Удалился с кровати»? Как? С помощью «Ваниша»?
ДЗЮРИ: Полагаю, это замысловатый способ сказать «поднялся».

> и подошёл обратно к закрытому шкафу. На этот раз он вытащил один из кляпов-шариков. Он знал, что теперь рот Тоги будет закрыт.

АКИО: Ну, технически, он будет открыт.

> Но сначала он хотел поразвлечься с Тогой.

ТОГА: Пожалуйста, скажите мне, что он просто хочет поиграть в «Скраббл».
УТЭНА: Возможно, он хочет поиграть в «Сожалею!», а не в «Скраббл». 17
АКИО: Весь этот фанфик — сплошное сожаление.

> Акио закрыл шкаф и вернулся обратно к кровати с кляпом-шариком в руке.

ДЗЮРИ: Я бы прокомментировала это обсасывание каждого движения Акио, но подозреваю, что в данный момент это будет дурновкусием.
АКИО: Думаю, ты права, Арисугава.

> Но перед тем, как опуститься на кровать, он стянул свои белоснежные белые штаны и обнаружил свой крупный член.

УТЭНА: Ах, смотрите, он такой крохотный и миленький!
ДЗЮРИ: «Обнаружил»? Он впервые его увидел?
ТОГА <голосом Акио>: Черт побери, это что ещё за дрянь?!
АКИО: Тьфу.

> Член Акио можно было назвать восьмой чудом света.

ДЗЮРИ: Да, если микроскопические гениталии считать «чудом». Кстати, там опечатка, должно быть «восьмым».

> Он был настолько же длинным, насколько был толстым.

УТЭНА: Так он сферической формы? Довольно странно.

> Считалось, что он составлял примерно тридцать три сантиметра в длину и чуть больше шести сантиметров в ширину.

ВСЕ: O_O
УТЭНА: О мой бог!
ДЗЮРИ: Кажется, я только что ослепла…
АКИО: Слушайте, у меня пропорции нормального, здорового, взрослого мужчины, а не лося, ясно?!
[ТОГА занят: его тошнит в удобный гигиенический пакет]

> Его хрен представлял собой изумительное зрелище.
ДЗЮРИ: Да, деревенский хрен Акио третий год подряд занимает первое место на ярмарке Отори в конкурсах для овощеводов. Этот хрен действительно победитель.
АКИО: Ох, очень смешно.

> «Открой рот», — потребовал Акио.

АКИО: … закрой глаза, и получишь большой сюрприз! 18
УТЭНА: «Большой», видимо, в буквальном смысле.
ДЗЮРИ: Потом Акио положил в рот Тоги живого жука.
УТЭНА: Жук вырыл себе ход к мозгу Тоги и убил его на месте. Конец.
ТОГА: Понятно, вы недавно смотрели «Мумию».

> Тога моментально исполнил просьбу Акио.

УТЭНА: И опять слово «моментально».
АКИО: Знаете, учитывая привлекательность Тоги, на этом можно сколотить состояние. «”Моментальный Тога”: просто добавьте воды и взболтайте! Вся сексуальная привлекательность Президента в вашем собственном доме». Подумайте, сколько денег можно заработать! Собственно говоря…
ТОГА: Акио. Нет.

> Он не хотел разозлить его ещё больше, ведь кто знает, какие ещё пытки подготовил для него Председатель.

АКИО: Предположу, что я знаю.
ДЗЮРИ: Планируешь с нами поделиться?
АКИО: Неа. Но я бы сказал, что сейчас кое-кто мне отсосёт.

> Акио схватил пряди блестящих красных волос Тоги в кулак и силой приблизил его губы к своей коралевской затвердевшей палке.
АКИО: Видите? Я был прав.
ДЗЮРИ: Фу.
ТОГА: Эй, а я думал, это муж Наташи Королёвой работал на твёрдых стальных палках…
УТЭНА: В фике сказано «коралевской», а не «королёвской». Но написано с ошибками, это да.

> Тога не нуждался в подсказках, моментально смыкая губы вокруг члена Председателя

УТЭНА: И опять! История, мы уже поняли, у Тоги молниеносные рефлексы!
ДЗЮРИ: Знаешь, учитывая динамику сюжета, я удивлена, что среди описанного автором нам до сих пор не встретился электрошокер…
ТОГА: Постарайся не подавать фику новых идей, ладно?
АКИО: Хм-м…
ТОГА: И заодно постарайся не подавать идей Акио.

> и впуская в рот всё, что смог.

ДЗЮРИ: … после того, как он проверил бейдж Акио и убедился, что его фамилия в списке гостей.

> Акио протяжно вздохнул, почувствовав, как головка его члена упирается в гланды Тоги.

УТЭНА: Хм-м-м… Ага, их нужно будет удалить. Перед операцией ничего не ешьте в течение восьми часов…
ТОГА: У меня есть предчувствие, что скоро я буду что-то глотать. Вне зависимости от моего желания.

> Тоога

[ДЗЮРИ издает сдавленный смешок]
ТОГА: Ненавижу, когда моё имя так пишут.

> слегка поперхнулся, когда достоинство Акио спустилось ниже в его горло. Тога всё равно что проглатывал его.

ТОГА: Видите? Видите?
АКИО: Не сходи с ума, Кирю.

> Немного привыкнув к размерам Акио, Тога начал брать в рот даже глубже. В свою очередь Акио сильнее и сильнее ему засаживал.

УТЭНА: Брр. Если он войдет ещё глубже, внутренности Тоги перемешаются.
ДЗЮРИ: Спустя несколько секунд желудочная кислота Тоги опалила кончик древка Акио.
АКИО: Ау.
ТОГА: [оглядывается по сторонам] Мне кажется, или этот пассаж напоминает о лифте, который спускается в подземную комнату?
АКИО: Осторожно. Микагэ может снова психануть.

> Время от времени Тога отстранялся и медленно обводил языком головку члена полуночного цвета

УТЭНА: Полуночного цвета? Он тёмно-синий, что ли?
АКИО: Тьфу. Плохое описание.
ДЗЮРИ: Да. Или ты сам испытывал возможности парашюта, перед тем как втянуть в это безумие Тогу.

> но затем Акио проталкивал его обратно в рот Тоги, который с удовольствием продолжал своё дело.

ТОГА: И глотал аж до пищевода, да, мы поняли.
УТЭНА: Как кто-либо может получать удовольствие, когда в горло пропихивают здоровенную твёрдую штуку в тридцать с лишним сантиметров?
АКИО: Может, Тога — канадец.
УТЭНА: … что?
АКИО: А ты никогда не видела канадские тридцатисантиметровые хотдоги?
УТЭНА: Пф-ф! [она дает ему затрещину с неподдельным негодованием]

> Устав от оральной стимуляции

ДЗЮРИ <голосом Акио>: Минет — это так скучно. Зевок.
УТЭНА [краснеет]: Арисугава-сэмпай…
АКИО: Это звучало так убедительно, Дзюри!
ДЗЮРИ: Прикоснись ко мне и умрёшь, Отори.

> Акио удалился от Тоги и съел на кровать.

УТЭНА: Что он съел?
ДЗЮРИ: Думаю, имелось ввиду «сел на кровать».
АКИО: Или я всё-таки хотел, чтобы Тога продолжал работать ртом. Кто знает?
ТОГА: Похоже, такими темпами нам потребуется купить больше «Ваниша».
АКИО: Ну, когда этим занимаются двое мужчин, так ли это удивительно?

> Посмотрев вниз на парашют и грузы, которые качались на гениталиях Тоги

ДЗЮРИ: О, смотрите. Музыкальная подвеска!
АКИО [поёт]: Раскачивайся, прекрасная колесница…
УТЭНА:[поёт]: Которая отвезёт меня… ПРОЧЬ ОТ ЭТОГО ПРОКЛЯТОГО СПУТНИКА!! 19
ГОЛОС МИКАГЭ: Спокойнее, спокойнее, госпожа Тэндзё.

> Акио увидел, что Тога вновь высвободил своё семя.

АКИО: Какой милый эвфемизм.
УТЭНА: Он... «высвободил своё семя». Это звучит так неправильно.
ТОГА: Ладно, Пшеница, ты достаточно долго был в игре. Заканчивается первый тайм, а ты уже схлопотал две жёлтые карточки. Садись на скамейку запасных, я дам Кукурузе шанс...

> В отвращении тряхнув головой

ТОГА: Ну разве не бесит, когда твои извращенные пытки кого-то возбуждают, Акио?
АКИО: Я только удивляюсь, как ты умудрился кончить три раза за десять минут.

> Акио поместил ещё один груз на цепочку. Затем он скомандовал Тоге снова открыть рот. Подчиняясь хозяину

АКИО [поёт]: Подчиняйся хозяину! Хозяин! Хозяин кукол, я тяну за ниточки, искажая твои мысли и разбивая мечты… 20
ДЗЮРИ: Какой подходящий выбор, Акио.

> Тога открыл рот и на этот раз туда был вставлен шарик-кляп. Акио туго затянул ремешок на затылке Тоги, стараясь не запутать его прекрасные красные волосы.

УТЭНА: Как это мило с его стороны. Он запер интимные части Тоги в клетке с шипами, надел на него наручники и заткнул рот, но дернуть за волосы нельзя ни в коем случае!
АКИО: Да я просто святой.

> Как только это маленькое задание было выполнено, Акио сел обратно, чтобы отдышаться. Он посмотрел наверх, на мерцающие звёзды планетария, и вдохнул.

ДЗЮРИ: Если кто-то решил отдышаться, то он, наверное, вдыхает, да.
АКИО: <изображая политика>: Я не вдыхал.
ТОГА <тоже изображает политика>: У меня не было сексуальных отношений с этой женщиной. И с той женщиной. И с тем парнем в углу. И… 21
АКИО: Пф-ф.

> Острый запах секса пропитал комнату. Этот аромат был почти так же прекрасен, как запах роз Анфи.

УТЭНА: Э-э-э… Сомневаюсь.
АКИО: О? Тебе приходилось их сравнивать, дорогая Утэна?
УТЭНА: Замолчи, Акио.

> Аромат двух людей, выражающих свою потребность друг в друге.

ДЗЮРИ: Или аромат одного человека, который навязывает странные эротические пытки другому человеку. Сами выбирайте.

> Акио выдохнул и упал обратно на пушистую кровать. Его голова повернулась от звёзд на потолке к очаровательной яблочной заднице Тоги.

ТОГА: Яблочной? Что? Она не яблочная!
АКИО: Понятия не имею, откуда такое сравнение. Может, автор про один из сортов мелких яблок? Идеально круглой формы?

> Облизывая губы, Акио подтянулся и начал подползать к заднице Тоги.

ДЗЮРИ: О нет. Я правда не хочу на это смотреть…
УТЭНА: И я!
ТОГА: И снова Акио «подползает». Яблоки, подползать… Думаю, здесь автор всерьёз отсылает нас к Библии.
АКИО: Только я не помню, чтобы змея пыталась взобраться на яблоко, а ты?

> За всё время, что они были в обсерватории, Акио ещё не уделил внимания анусу Тоги. Теперь надо было наверстать упущенное.

УТЭНА: Классное признание, но нас-то в это не впутывай!
ДЗЮРИ: А мне казалось, Акио давно «признался» в своих предпочтениях...
АКИО: Не заставляй меня произносить что-то, о чём ты пожалеешь, Арисугава.

> Тога, который неподвижно лежал на боку, почувствовал, что Акио ложечкой лёг сзади него. Затем он неожиданно ощутил, что достоинство Акио тычется в его задний проход.

АКИО [поёт]: Я захожу через чёрный ход, мужчины не знают, но девочки понимают… 22
ДЗЮРИ: Сомневаюсь.

> Не первый раз Акио брал его таким маневром
ДЗЮРИ: Такое ощущение, что они всё-таки в машине Акио.
УТЭНА: Что?
ДЗЮРИ: «Акио брал его таким маневром»?
УТЭНА: Ха-ха-ха. Погодите-ка. Раньше говорилось, что Акио «ещё не уделил внимания» заднице Тоги. Но теперь фанфик говорит, что они делают это не в первый раз?
АКИО: Улыбайся и кивай.
УТЭНА: И не подумаю.

> но он никак не мог привыкнуть к ожиданию, которое предваряло проникновение Акио в его анус, и к размерам Акио в целом.

ТОГА: Как многие люди никогда не смогли бы привыкнуть к тому, что в их задницу запихивают бейсбольную биту. Тридцать три сантиметра… Бр-р…

> Тога затаил дыхание, ощутив два толчка в свой задний проход и затем Акио дошёл в него.

АКИО: Вау, это было быстро. И я был недоволен, что Тога слишком быстро кончает?

> Тога издал приглушенный вопль и Акио злодейски улыбнулся.

УТЭНА <голосом Акио>: Само собой, мне нравится слушать вопли Тоги.
АКИО: А тебе нет?
УТЭНА: Что?!!
АКИО: [коварно ухмыляется]: Я слышал необычные звуки из его комнаты...
УТЭНА: Акио! [отчаянно краснеет] Это была не я!
ДЗЮРИ: Если кто-то посмотрит на меня, он обречен.
ТОГА: Ла-ла-ла, я вас не слышу, ла-ла-ла...

> «Разве ты этим не наслаждаешься, Президент Студенческого Совета?» — прошептал он в ухо Тоги.

ТОГА: Нет.

> Тога не мог ответить. Кляп мешал ему это сделать.

ДЗЮРИ: Думаю, мы уже достаточно хорошо это поняли.
АКИО: Да, трудно разговаривать, когда у тебя во рту резиновый шар диаметром в пять сантиметров.

> «Знаю, что наслаждаешься». — Продолжил он, погружаясь в тугую дыру Тоги.

УТЭНА: Господи, Акио, ты такой всезнающий! Прям как альтер-эго фикрайтеров, которые они вводят в канон.
ТОГА: Ты можешь сейчас обойтись без слова «вводить»?

> Акио, не удаляясь от ануса Тоги, поднялся на колени и схватил Тогу за его стройную талию. Он крепко его держал. Лицо Тоги утопало в подушке, и, поскольку Акио сковал его руки за спиной, он никак не мог себя поддержать.

УТЭНА: Похоже, Тога на социальном пособии…
ТОГА: Ты видела мой дом. Может, пересмотришь это утверждение?

> Он должен был позволить Акио сделать всю работу. И Акио не возражал делать всю работу, ведь она состояла в том, чтобы проникать в Тогу так глубоко, как ему хотелось. Этим он и занимался.

ДЗЮРИ: Ну, это не был бы пошлый фанфик, если бы он воздержался, не правда ли.

> Акио медленно погружал свой член так глубоко в Тогу, как только мог.

АКИО: Мы поняли, история. Я внутри Президента по самые яйца.
ТОГА: О, ура.
АКИО: Утэна, ты не закроешь уши на минутку? И ты, Дзюри.
[девушки несколько мгновений непонимающе на него смотрят, затем пожимают плечами и закрывают уши]
АКИО: Знаешь, Тога, ты обычно так не огрызаешься. Что в этом фанфике так тебя бесит, м-м-м?
ТОГА: Ну, мы застряли на дурацком спутнике на высокой орбите, и нас заставляют его читать. И здесь Утэна. Мне неловко.
АКИО: Ах. Просто проверяю. Я уж было подумал, что ты решил со мной порвать. [сексуально подмигивает]
ТОГА: Перестань!
АКИО: Пф. Вредина. [он толкает локтём ДЗЮРИ и УТЭНУ] Всё. [девушки открывают уши]

> Чувства, которые он извлекал из происходящего, были бесподобны. Он был достаточно широк, чтобы в него поместился хрен Акио целиком, но достаточно узок, чтобы дать особую тесноту, в которой так нуждался член.

ДЗЮРИ: В общем-то, в этом предложении очень мало смысла.
УТЭНА: Думаю, отчасти из-за того, как автор использует местоимения. Похоже, будто Акио с собой долбится.
АКИО: Я не настолько гибкий.
ТОГА: Мне кажется, или этот отрывок звучит как выдержка из извращенной и неправильной рекламы? «Особая теснота, в которой так нуждался член», да ну в задницу…
АКИО: Он сейчас именно там.
ТОГА: Блин!

> Кроме того, прикосновение прохладной яблочной задницы Тоги увеличивало его страсть: для его пылающей промежности это было приятное ощущение. Все эти чувства заставляли Акио сильнее и глубже проникать в него.

ДЗЮРИ: Если Акио не поостережётся, то такими темпами он выскочит через рот Тоги.

> Тога и сам получал удовольствие.

ТОГА: Как именно? Мои руки скованы наручниками, во рту кляп, карликовая «железная дева» сжимает моё достоинство, куча свинцовых грузов висит на чувствительных местах, а в заду гигантская сарделька. История, я перестал веселиться уже довольно давно.
УТЭНА: Фу.

> Быстрые толчки Акио, тянущий вес грузов и колющие ощущения от самого парашюта! Он отчаянно хотел кончить, но не осмеливался вновь ослушаться Акио.

АКИО: О, почему нет?
ТОГА: Потому что не хочу проверять, что может причинить мне ещё больше дискомфорта, чем сейчас. Насколько мне известно, это будут зажимы для сосков, лестница и горячий воск.
АКИО [пишет в маленьком блокноте]: Спасибо за идею!
ТОГА: Чёрт!

> Кроме того, он наслаждался, когда Акио так жёстко его трахал. Тога сжимал и расслаблял мышцы своего ануса, пока Акио ходил в нём туда-сюда.

ДЗЮРИ: Я почему-то представила себе буровую установку.

> Эти ощущения были почти невыносимы. Если бы девушки из Академии Отори застали его в таком виде, он бы моментально стал изгоем.

УТЭНА: Да. Это точно.
ТОГА: Приятно знать, что я всегда могу рассчитывать на твою поддержку. Утэна.
УТЭНА: Я подложу «мешок» в твою постель.
ТОГА: Мне приятна даже мысль о том, как ты прикасаешься к моей постели.
[УТЭНА сдается и отвешивает ему затрещину]

> Но это не имело значения, такое удовольствие можно было получить только с настоящим мастером.

ДЗЮРИ: .... дроч-фу.
АКИО: Может, хватит?
УТЭНА: Полагаю, всем наплевать, что Тога занимается этим с Акио по одной-единственной причине: он хочет получить власть и ради неё готов на всё. Не то чтобы он наслаждается происходящим, просто это один из счетов, по которому надо платить.
ТОГА: Ты очень проницательна, Утэна.
АКИО: Что?! Хочешь сказать, ты не…
ТОГА: Нет, я не. [он ухмыляется, глядя на АКИО]
АКИО: Ах ты… Ты эгоистичный, жадный до власти парень-шлюха!
ТОГА: Да, это и впрямь я.

> Секунды превращались в минуэты

ДЗЮРИ: Они перестали трахаться и вместо этого начали танцевать?
УТЭНА: [поёт] Эта роза — наша судьба. . . hiki sakare . . . 23

> минуты превратились в час. Наконец, Акио был на грани оргазма.

ТОГА: ЧАС?! Господи помилуй, он что, хлопнул бутылку Виагры перед нашей встречей?
[АКИО только смеётся]

> «Я сейчас кончу», — сказал Акио, засаживая Тоге.

УТЭНА: «А я сейчас начну», — сказала Утэна, проламывая двери…
ГОЛОС МИКАГЭ: На твоём месте я бы этого не делал.
ДЗЮРИ <саркастически>: Знаете, для человека, который целый час долбится в «отменную задницу», Акио просто в восторге насчёт оргазма.
УТЭНА: <бормочет себе под нос>: Да-а, Тога отменная задница.
ТОГА: Как ты можешь говорить такое обо мне? Разве я когда-то тебя обижал?
УТЭНА: Да. Мне напомнить о том, как ты манипулировал мной во время нашей первой дуэли?
ТОГА: … проехали.

> Акио сохранял темп, набирая скорость

ТОГА: То есть на самом деле он не сохранял темп. Он двигался быстрее.

> и приближаясь к моменту разрядки. Наконец, он отстранился от задницы Тоги перед тем, как заполнить его своим семенем. Акио выстрелил горячей струей спермы, которая мягкими струйками стекала с тёмного члена Акио, но большая часть лилась ручьем между ягодиц Тоги.

ДЗЮРИ: Спасибо за великолепное описание, история. После этой визуализации я больше никогда не смогу есть майонез.
УТЭНА: Какая гадость, сэмпай!
ДЗЮРИ: А фанфик разве не гадость?

> Акио отпустил талию Тоги, но перед тем, как он позволил ему опуститься на мягкий матрас, он проверил, ослушался его Тога или нет.

АКИО: Черт возьми, Тога, ты обмочился в кровати! Плохой Тога! Плохой! Где моя свёрнутая газета?
ТОГА: О, ха. Ха-ха-ха. Очень смешно.

> К его удивлению, за последний час Тога ни разу не дошёл до пика наслаждения.

ТОГА: К нашему сожалению, Тога и не ушёл.

> «Вижу, ты усвоил урок, Президент Студенческого Совета», — сказал Акио, снимая наручники с запястий Тоги и вынимая кляп из его рта.

УТЭНА: Интересно, что написано в твоём табеле успеваемости, Тога.
АКИО: Конечно, «половое воспитание», что же ещё?

> Тога пыхтел, отчаянно пытаясь отдышаться. Когда он немного успокоился, Акио прикоснулся к его до сих пор возбужденному члену.

ДЗЮРИ: И повесил ещё 900 граммов грузов на цепочку, перегнул Тогу через стул и начал пороть его веслом, выкрикивая: «Кто твой папочка? Кто твой папочка?»
ТОГА: Дзюри!
ДЗЮРИ: Такой поворот сюжета кого-нибудь удивил бы?

> Он начал снимать грузы с цепочки и затем расстегнул парашют. Член Тоги распух и покраснел из-за шипов, которые вонзались в него чуть больше часа.

УТЭНА: Знаете, это звучит ужасно болезненно.
ТОГА: Ты только заметила?

> Акио посмотрел на лицо Тоги и улыбнулся, затем он сказал: «Раз ты вёл себя хорошо, я сниму твоё напряжение».

АКИО <изображая Фрэнка-эн-Фёртера>: Я давно создаю человека, блондина с загаром, и он отлично снимает моё... напряжение… 24
УТЭНА: Если ты продолжишь петь эту песню, я изобью тебя до полусмерти, Акио.
АКИО: Обещания, обещания…

> Акио высунул свой розовый язычок и начал лизать головку члена.

ДЗЮРИ: Это предложение так сформулировано, будто Акио себя лижет.
ТОГА: Учитывая, что у него елдак в тридцать три сантиметра, он наверняка может.
АКИО: Почему собака лижет свои яйца?
УТЭНА: «Потому что может». Все это знают, Акио.
АКИО: Я удивлен, что ты знаешь, моя дорогая невинная и прелестная Утэна.
УТЭНА: Тш-ш-ш.

> Тога судорожно вздохнул, почувствовав, как рот Акио полностью обхватил его распухшего петушка.

ТОГА: О, смотрите. У Акио новый развлекательный номер для ярмарки — дуракаваляние.
ДЗЮРИ: «Дуракаваляние»?
ТОГА: Знаешь таких циркачей, которые откусывают головы цыплятам? Их называют «дурачками», а номера с откусыванием голов — «дуракавалянием».
ДЗЮРИ: Значит, Акио вот-вот откусит твои причиндалы.
ТОГА: Не бери в голову. Меняем тему.

> Тога был в сантиметрах от того, чтобы кончить,

УТЭНА: Технически, он в секундах от этого. Это ведь событие, оно разворачивается во времени, и совсем не обязательно в пространстве…

> но он боялся. Что, если это был ещё один из тестов Акио?

АКИО: Тога не учился весь семестр. Вот ужас!
ДЗЮРИ: Извините за каламбур, но Тогу только что завалили…

> Что он с ним сделает, если он опять слишком быстро кончит? Что ж, скоро он должен был получить ответы на свои вопросы.

УТЭНА: Как только его соединят с кем-нибудь из «Битвы Экстрасенсов»!

> Тога больше не мог сдерживаться. Он кончил прежде, чем успел убрать свой член изо рта Председателя. Мгновения казались ему вечностью, пока он ждал, пока что-нибудь произойдёт,

АКИО: Например? Тебя истязали секс-игрушками, ты получил в зад, а теперь обкончался четвёртый раз за фанфик… Что ещё может случиться?
ДЗЮРИ: Их обоих могли бы похитить инопланетяне.
ТОГА: И что, они будут исследовать нас с помощью анальных зондов? Плавали, знаем!

> но когда он посмотрел на Председателя, он увидел, что Акио жадно глотает семя Тоги. Когда он закончил, Акио поднялся и сказал Тоге: «Отличная работа, мистер Президент».

УТЭНА: Хотите поспорить, что Моника Левински частенько говорила эту фразу?
ДЗЮРИ: Я просто рада, что всё закончилось. Давайте отсюда выбираться.

[Последовательность дверей для дуэлянта . . . в обратном порядке!]
[1. Ты отдаешь Меч Диоса обратно Невесте-Розе и говоришь ей, что чудесно провел время.]
[2. Внезапно ты вспоминаешь о своём противнике. Быстро соображая, ты показываешь пальцем чуть выше его плеча и кричишь: «Смотри! Там Диос!» Когда он оборачивается, ты срываешь розу с его груди.]
[3. На этот раз акрофобия тебя не беспокоит, потому что ты шатаешься, оглушенный колоколами в честь собственной победы.]
[4. Останавливаясь у корзинки, ты срезаешь наспех сделанные стежки и возвращаешь нашивки обратно, прежде чем забраться в лифт и спуститься вниз.]
[5. Лифт останавливается — на этот раз ближе к полу — и ты прогулочным шагом спускаешься по оставшимся ступенькам.]
[6. Ты пытаешься как следует запереть ворота, но вода в резервуаре покрывается рябью и внезапно напоминает тебе о газировке, которую ты выпил перед фиком; ты поспешно убегаешь в сторону туалета.]

[Мост спутника. Дуэлянты выходят из театра; МИКИ и АНФИ ждут их на мосту.]
МИКИ: М-м-м… Ну… Как всё прошло?
ДЗЮРИ: Я не хочу об этом говорить.
УТЭНА: Никто из нас не хочет об этом говорить.
МИКИ: Настолько… плохо?
ТОГА: Хуже.

[начинает мигать уведомление о новом сообщенин]
ДЗЮРИ: Я отвечу. [она ударяет по кнопке с чрезмерной силой]

[Обсерватория. МИКАГЭ наклоняется к экрану даже ближе, чем обычно; на его лице играет в край чокнутая ухмылка]
МИКАГЭ: Ну что, теперь вы будете молить о пощаде?

[Спутник. Дуэлянты смотрят на экран с абсолютно каменными лицами]
АКИО: Нет. Но мы поделимся своими впечатлениями, Содзи.

[Обсерватория. Ухмылка медленно сползает с лица МИКАГЭ, теперь он выглядит слегка напуганным]
МИКАГЭ: Ах… конечно.

[Спутник]
УТЭНА: Фанфик был ужасен. Ему не просто не хватало адекватности, его полностью лишили адекватности.
ТОГА: Образы персонажей, мягко говоря, очень смутно напоминали свои прототипы.
ДЗЮРИ: Забавляли разве что опечатки и пропущенные слова, и на этом всё.
АКИО: А, секс был ничего, но человеку с тридцатитрёхсантиметровым членом место в цирке уродов.
МИКИ: Тр-тр-тридцать три сантиметра?!
ДЗЮРИ: Да, всё верно. В этой истории у Акио пенис размером с линейку. И он воткнул его в задницу Тоги во время странной бондаж-сессии.
[МИКИ падает в обморок]

[Обсерватория]
МИКАГЭ: Вот причина, по которой я не хотел показывать ему тот фанфик. Участник, который без чувств лежит на полу, не очень полезен.
[МАМИЯ появляется в поле зрения; он очень медленно ползёт по полу, время от времени останавливаясь и резко вздрагивая. С его рукавов и отворотов штанин свисает множество электрических проводов. МИКАГЭ указывает на него большим пальцем.]
МИКАГЭ: Как он. Теперь он хотя бы пришёл в себя. Как ты себя чувствуешь, Мамия?
МАМИЯ: Вз-з-т… фр-р-п… г-у-у-ух...
МИКАГЭ: А, иди, прими аспирин.

[Спутник]
УТЭНА: Теперь мы можем вернуться к завтраку?
ТОГА: Анфи, ты приготовила сосиски?
АНФИ: Ох, нет, Тога-сэмпай. Вы хотели бы?
ТОГА: Нет!
ДЗЮРИ: Забери меня с этого спутника, Содзи!

[Обсерватория]
МИКАГЭ: Ах… извини, Арисугава. Когда я исследовал влияние высокого напряжения на центральную нервную систему Мамии, мне пришлось выдернуть несколько проводов именно из того оборудования. Повеселись там хорошенько! Мамия, ты не мог бы помахать руками и задеть кнопку, когда будешь около неё?

[Спутник. ТОГА и АКИО с трудом удерживают Дзюри, которая пытается наброситься на экран]
ДЗЮРИ: ТЫ ТРУП, СОДЗИ! ТРУП! ТРУП! ТЫ СЛЫШИШЬ?

[Обсерватория]
МИКАГЭ [явно слегка нервничает, несмотря на ухмылку]: Трудно убить того, кто всё равно не живой человек. Мамия...
[МАМИЯ останавливается возле панели и содрогается в конвульсиях. Его рука задевает кнопку]

ПВУУУУФ!

[После того, как исчезает Обсерватория, появляется другая картинка. Кажется, это рекреационная космического корабля. Множество шумных, суровых мужчин улюлюкают вокруг стола, на котором танцует НАНАМИ, явно подшофе. Всё тот же чопорный парень из прошлой серии стоит у двери и смотрит на эту безобразную сцену с глубоким неодобрением. Постепенно проступает звук... ]
МУЖЧИНЫ <поют>: Мачо, мачо! Я хочу быть мачо!... 25

[Картинка исчезает]

Примечания