1. «But when I sleep, in dreams they look on thee…»

Выбитая из рук шпага покатилась по земле.
«Раз. Два. Три. Четыре.»
— Хватит, ты уже устала, — Рука насмешливо улыбнулся, глядя, как она с трудом пытается отдышаться, держась за спинку скамейки.
— Во… все… нет! — Дзюри подняла голову с явным намерением устроить ещё один поединок.
— Это уже десятая попытка, и ты никак не можешь выиграть. Ещё одна тебя не спасёт. Вот, держи, — он протянул ей полотенце.
— Откуда… ты… взял…?
— Всё для тебя, — усмешка. — Нет, подожди… Лучше я сам.
Он подошёл к ней почти вплотную и осторожно провёл полотенцем по лбу. Потом по щекам.
«Раз-два-три-четыре.»
Она наконец выровняла дыхание и теперь с вызовом смотрела на него.
— В следующий раз я обязательно выиграю, вот увидишь!
— О, я и не сомневаюсь, — он сделал вежливый полупоклон. — Я неоднократно тебе говорил, что твой талант значительно превосходит мой.
— Брось, — она устало опустилась на скамейку. — Я не понимаю, как ты это делаешь.
— Ты имеешь ввиду финт? 1 — он сел рядом. — Дзюри, ты не должна вестись на провокации противника. Я отвлекаю твоё внимание, а ты постоянно повторяешь одну и ту же ошибку… Слишком много чувств. Сдерживай их. Завтра попробуем ещё. И ещё, и ещё. Научись предсказывать мои действия. Продумывать стратегию.
— Я постараюсь, — она прищурилась на солнце. Под его лучам море легонько бросало волны то в одну сторону, то в другую.
Они помолчали.
— Ты и Фумико-сан… — неожиданно заговорила Дзюри.
— Всё кончено, — безразлично произнес Рука, словно совсем не удивился её некстати сказанным и незаконченным словам. — Для четырнадцатилетней девочки она слишком амбициозна.
— Для пятнадцатилетнего мальчика ты слишком циничен, — она метнула на него раздосадованный взгляд, но он смотрел на воду.
«Раз! Два! Три! Четыре!»
— А тот брюнет… никак не запомню его имя…
Дзюри откинулась на спинку скамейки и утомленно прикрыла глаза.
— С трудом верится, что у тебя такая плохая память, но ещё с большим трудом — что ты мог поверить этим слухам.
— Значит, ничего нет?
Она только фыркнула в ответ.
Море на мгновение взметнуло свои многогранные ладони-волны к небу. Белые барашки пены разлетелись в разные стороны.
— Дзюри, я… — Ты знаешь…, — произнесли они хором.
— Прости, я тебя перебил. Говори первая.
— Нет, ты.
Они пристально, не отрываясь, смотрели друг другу в глаза. Эти двое были привычны к дуэлям, и всё-таки для них обоих она гораздо более ожесточенной, чем предыдущие десять, и всё-таки победить в ней было гораздо сложнее, чем…
— Дзюри-сааан! Ой, — Сиори остановилась, широко распахнув глаза и устремив их на сидящих на скамейке. — Добрый день, Цутия-сэмпай. Я вам не помешала…? Я не знала, что вы уединились тут вдвоём…
— Привет! — Рука махнул ладонью, даже не до конца обернувшись. Дзюри поднялась на ноги и сделала взволнованный шаг к подруге.
— Конечно, ты не помешала, Сиори. У нас была обыкновенная тренировка, и она уже закончилась. Что-то случилось?...
— Дзюри-сан, сейчас нас будут снимать для выпускной фотографии. Ты ведь помнишь? Тебе надо поскорее переодеться в школьную форму и привести себя в порядок.
— Да, спасибо. Уже иду...
Она бросила взгляд на Руку.
— Мне пора. Договорим… в другой раз.
— Удачной фотографии, Дзюри.
— Благодарю, — она незаметно для себя удивилась его изменившемуся голосу и с улыбкой направилась к Сиори, кокетливо заслонившейся от солнца ладонью.

«Раз, два, три, четыре.»
Он отсчитал пульс — сердце билось почти ровно.
Фехтовать ему, конечно, уже запретили, но всё же…
«В другой раз, дорогая Дзюри?»
Этим вечером море было на удивление спокойным.

Примечания

  • В названии — строчка из 43 сонета Шекспира
  • 1 Финт — обманное двойное движение, при котором имитируется удар, направленный в одну сторону, а наносится в другую.

Назад »