ДАЙТЕ МНЕ ЛИФТ, И Я ИЗМЕНЮ ВАМ МИР!
Несколько дней из жизни дуэлянтов.

День первый.
КАКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ БЕЗ ЛИФТА.
Первая дуэльная тема Утэны.

Утэна поднималась вверх по ступеням. Она была злая и уставшая. Лифт, поднимавший на арену дуэлей, в очередной раз был сломан, и ей снова пришлось тащиться все 150 витков спиральной лестницы пешком. В начале сорокового витка она начала проклинать эти бессмысленные дуэли, в конце 80-го она подумывала, что стоило вообще прибить весь Студенческий Совет, чтобы он не занимался подобной ерундой. На подходе к площадке Утэна уже вовсю ругала и Академию, и мир, который похож на яйцо, и себя за то, что во все это ввязалась.

Поднявшись, наконец, на Арену Дуэлей, Утэна увидела Химемию, пребывающую в состоянии вечного отсутствия, и Тогу, который небрежно помахивал мечом, поджидая ее. Над Ареной, как всегда, вверх тормашками, нависал Иллюзорный замок.

― Ну, наконец-то. Я уж думал, ты не придешь, ― произнес Тога, и на лице его появилась очаровательная улыбка.

― “Придешь”! ― Утэна раздраженно посмотрела на Тогу. “И чему это он так радуется”, ― злобно подумала она. ― И вообще, пока не починят лифт, я не буду принимать участия ни в каких дуэлях.

― Ну, надеюсь, к сегодняшнему дню это не относиться? ― поинтересовался Тога.

― К сегодняшнему ― не относиться, ― подтвердила Утэна. ― Раз уж я здесь, то займемся делом.

― Химемия, приготовь нас к бою!

Анси прикрепила красную розу к груди Тоги и подошла к Утэне.

― Будь осторожна, Утэна-сама, Тога серьезный противник, ― сказала она, временно выходя из состояния неприсутствия и прикрепляя белую розу к груди Утэны.

― Не боись, Химемия, все продумано. Мы тоже не робкого десятка.

― Что ж, Утэна, покажи все, на что ты способна, и пусть победит сильнейший! ― Тога встал в боевую позу.

― Не беспокойтесь, мистер Президент, эта роза слетит с вашей груди с такой же скоростью, с какой пробка вылетает из бутылки! Химемия, штопор …. Э-э-э меч!

Химемия подняла руки и начала что-то нашептывать в ладони:

― О, заросли благородного замка, о, ночные кошмары, что сняться мне, обрушьтесь на моего хозяина…― при этих словах Утэне стало не по себе, ― … и откройте нам…

Химемия начала впадать в легкий продолжительный обморок. Утэна подхватила ее изящным движением. Из груди Невесты Роз показалась рукоятка меча. Утэна схватила ее и ловким движением руки вытащила меч:

― Силу, чтобы развалить мир! ― крикнула она.

При этих словах на Тоге появилась капля, а Химемия немедленно пришла в себя:

― Утэна-сама, что ты говоришь? Силу, чтобы изменить мир!

― А что такого я сказала? ― удивилась Утэна. ― Да, впрочем, какая разница? Измени мир, разбей скорлупу, вырасти цыплят. Все равно звучит как полный бред, ― раздраженно сказала Утэна, изящно роняя Химемию на Арену.

― Да, Утэна-сама, ― покорно согласилась Химемия, приложившись кобчиком о бетонный пол.

― В конечном итоге, мы начнем или нет? ― спросил Тога, которому к тому времени уже надоело стоять в боевой позе, и он кончиком меча медленно возил по Арене, при этом на ней почему-то появлялись рисунки из “Камасутры”.

Утэна плотоядно улыбнулась и ринулась в бой. В тот же момент раздался звон колоколов, над Ареной зазвучала громкая музыка, напрочь забившая колокола, но она не могла заглушить яростного вопля Утэны. Тога легко увернулся, и Утэна, со скоростью реактивного самолета пронеслась мимо, затормозив у самой кромки Арены. Круто развернувшись, Утэна совершила вратарский прыжок, рассчитывая одним махом пролететь пол-Арены, по пути срезать розу Тоги и очутиться в непосредственной близости от выхода. Полет Утэны прошел бы гладко, если бы не одно “но” ― мобильник Тоги зазвонил в самый неподходящий момент.

― Извини, Утэна, ― галантно извинился Тога, ― я на минуту.

От неожиданности Утэна зависла в воздухе. Последующий грохот возвестил, что она все-таки приземлилась на Арену. Дуэль на мгновение прекратилась, но музыка продолжала громыхать, из последних сил пытаясь заглушить Тогу, говорившего по телефону:

― Да-да… Нет… Да, конечно… Сейчас я немного занят…Да…Да…Нет…

― “Черт бы побрал этого ловеласа”, ― со злостью подумала Утэна, стряхивая с себя кусочки бетона и осевшую пыль.

― Да, до встречи, ― Тога выключил мобильник. ― Ну, ты скоро там? ― обратился он к Утэне с таким видом, будто это она его задерживала. ― А то у меня свидание.

― Бабник! ― бросила Утэна и ринулась в бой.

― С чего ты взяла? ― парировав ее удар, искренне удивился Тога.

― Ха! ― Утэна рубанула мечом, а ее тень сделала шпагат с выпадом, ― об этом все говорят в один голос!

Хор голосов, подвывавший в такт музыке, внезапно слился в один тоскливый, протяжный вопль: “Амм-мо-найт”.

― То есть как ― говорят в один голос?! ― капля появилась на Тоге, но не смогла удержаться и плюхнулась на Арену, превратившись в небольшую лужу, в которой немедленно оказалась Химемия, которая делала вид, что молится одним только ей известным богам.

― Амм-мо-найт! ― вновь взвыл голос и на Арене, невесть откуда, появились допотопные школьные парты с маленькими глобусами в форме яйца. "Поставка из России?"― одновременно подумали Тога и Утэна. К звону мечей присоединились проклятия дуэлянтов.

― Какой идиот притащил сюда мебель? ― заорала Утэна на ухо Тоге, влетая в груду парт, которые тут же погребли ее под кучей гнилого дерева.

― Ты в порядке? ― заботливо осведомился Тога и услышал в ответ злобное шипение. ― Ну если ты в порядке, то, может, закруглимся, а то у меня свидание.

Хор голосов дружно зашепелявил, предвещая скорое падение Диоса, но никто из дуэлянтов не обратил на это внимания. Утэна, ощетинившаяся опилками, как еж, вывалилась на Арену:

― Апчхи!!!

― Ты в порядке, Утэна-сама? ― вопрошала из лужи Химемия.

― В полном, ― ответила Утэна, пошатываясь. Она подняла покосившийся взгляд на Тогу. ― Так, почему вас двое на Арене? Это запрещено правилами.

Тога воззрился на Утэну.

― Утэна, приди в себя! Я опаздываю на свидание!

― Такому ловеласу, как ты, никогда не стать принцем на белом коне! ― чувствуя, что ничего не соображает, Утэна призвала на помощь, заученную еще в детстве, реплику из сценария. ―Тебе должно быть стыдно!

― Почему это мне должно быть стыдно? ― обиделся Тога. ― Я никогда не был ловеласом!

― Даже если это так, то сейчас по одной твоей физиономии я бы поняла, что ты лжешь! ― продолжая бешено размахивать мечом так, словно косила траву, закончила тираду Утэна.

― Я не лгу, ― возмутился Тога, отбиваясь от косы…э-э… меча Утэны, ― а вот физиономия у меня лжет!

Оба из последних сил сделали выпад и удачно промахнулись.

На смотровой площадке замка метался Диос. Он никак не мог прицелиться, чтобы спрыгнуть вниз и попасть на Утэну, поскольку та носилась как угорелая, не останавливаясь ни на секунду.

― Сейчас! Нет не сейчас! ― бормотал Диос, пытаясь уловить подходящий момент. ― Вот, сейчас! Нет, стой… Да куда ж тебя опять понесло! ― он снова понесся на другой конец площадки.

А накал страстей, тем временем, нарастал. Дуэлянты явно были на пределе.

― Не пытайся оправдаться, ― тяжело пропыхтела Утэна, мысленно удивляясь, как это ей удается одновременно махать мечом и говорить. "Наверное, мой далекий предок был из династии Юлия Цезаря," ― гордо подумала она и продолжила. ― Я никогда не проиграю такому донжуану, как ты!

Еще одна капля сорвалась с Тоги и, упав на Арену, медленно поплелась к луже Химемии.

― "И почему я не взяла спасательный круг?", ― тоскливо подумала Химемия, наблюдая, как вода подкрадывается к ее шее.

Ярость дуэлянтов тем временем достигла апогея.

Диос, метавшийся по Замку, понял, что больше ждать нельзя.

― Пора! ― сказал он сам себе и прыгнул вниз, но то ли ветер наверху был слишком сильным, то ли Утэну слишком сильно шатало, но только Диос, падая из Замка, промахнулся. Ну, нельзя сказать, чтобы он совсем не попал, только не попал на Утэну. Пролетов положенные ...дцать километров, он плюхнулся в лужу рядом с Химемией.

― По-моему, что-то упало, ― ошалело отряхиваясь от воды, заявила Утэна.

Душ сразу отрезвил ее и она вновь взмахнула мечом. Два клинка со скрежетом столкнулись.

― Ну ладно, ― процедил сквозь зубы Тога, ― если ты стремишься видеть меня таким... ― он перехватил запястье Утэны и сгреб ее в охапку, ― ...я оправдаю твои ожидания, ― и прежде чем Утэна успела сообразить, что к чему, поцеловал ее.

Химемия и Диос, сидевшие посреди измельчавшей лужи, изменились в лице.

― Чтобы это значило? ― Диос повернулся к Химемии. ― Тактический ход?

Химемия ничего не ответила, потому что она упала в лужу и отключилась. Диос пожал плечами и снова с интересом уставился на дуэлянтов.

Между тем Тога, не отрываясь от губ Утэны, медленно поднял руку, и пока она пребывала в состоянии... э-э-э... замешательства, легким, элегантным движением, сорвал белую розу с ее груди.

― Амм-мо-найт! ― взвыли в последний раз голоса, музыка замолкла и тут же всех оглушили мощные раскаты колоколов.

Диос зажал уши руками, Химемия, на минуточку пришедшая в себя, вновь брякнулась в обморок, а Тога, от неожиданности, выпустил из объятий Утэну.

― Акио, зачем же так громко! ― простонал Диос.

Дуэль окончилась.

― Так нечестно! ― задыхаясь, обиженно проговорила Утэна. ― Ты воспользовался...этой самой... вот...доверчивостью...

― Правила гласят, что тот, чья роза будет срезана, проигрывает дуэль, ― голосом лектора перебил ее Тога, ― и не важно, как это было сделано, ― он был очень доволен собой.

― Нахал! ― сразу вскипела Утэна. ― Я тебе это припомню!

― Конечно-конечно, в любое время, ― Тога подошел к Химемии. ― Пойдем, Анси, ― та не подавала признаков жизни. Тогда Тога поднял ее и, чуть не споткнувшись о Диоса, пошел к выходу.

― Слушай, Тога! ― окликнула его Утэна. ― Ну зачем тебе Химемия? У тебя и так полно девчонок. Оставь ее мне.

― А тебе она для чего? ― заинтересовался Тога.

― Ну-у... ― заколебалась Утэна. ― Кому-то же надо убирать комнату, стирать, готовить обед... Она должна была сегодня сделать мне карри на ужин.

Химемия, постепенно приходившая в себя, услышав слова Утэны, вновь провалилась в небытие.

― Вобщем, мне она нужна больше, чем тебе! ― закончила Утэна.

Тога задумчиво посмотрел сначала на Химемию, потом на Утэну.

― Нет! ― возразил он. ― Обойдешься. Я тоже люблю карри. А ты можешь поужинать в столовой. Если успеешь, ― он повернулся и пошел к выходу, унося Невесту Роз.

― Что такое?! ― Утэна была вне себя от ярости. ― Ты... Да я... Я тебе этого не прощу!!! Я возьму реванш и покажу тебе, где раки зимуют!

Утэна сорвалась с места и помчалась к выходу, мимоходом наступив на плащ Диоса, отчего тот снова плюхнулся в лужу. Утэна вылетела с Арены и понеслась вниз по лестнице. На Арене дуэлей остался только Диос. Он одиноко сидел на бетонном полу и размышлял, как же ему попасть обратно в замок и кому предъявить претензии за нанесение физического и морального ущерба.

Продолжение следует...