ДАЙТЕ МНЕ ЛИФТ, И Я ИЗМЕНЮ ВАМ МИР!
Несколько дней из жизни дуэлянтов.

День второй. Утро.
ЗАВТРАК + ЛИФТ = ПРОБЛЕМА?
Трудности Студенческого Совета.

Как всегда неожиданно, в Академии наступило утро. Как всегда, Студенческий Совет завтракал на балконе, обсуждая извечную тему ― похож ли мир на яйцо. Первым, как всегда высказался Мики:

― Разрешите доложить? ― подняв руку, пискнул он.

― Докладывай! ― в один голос ответили Тога и Джюри.

― Спасибо, ― вежливо поблагодарил тот и, щелкнув секундомером, сгреб все содержимое стола к себе.

― Лопнешь! ― иронически заметила Джюри, торопливо допивая случайно оставшийся невредимым кофе.

― Эй ты! ― угрожающе навис над Мики Тога. ― Верни мой кофе!

― М-м-м… ― промычал Мики, намертво присосавшись к кофейнику. Он бы, конечно, допил этот кофе, если бы его не отвлек газовый баллон, в форме осьминога, проплывающий к горизонту.

Воспользовавшись его замешательством, Тога выхватил кофейник у него из рук. “Сегодня я все-таки выпью кофе, ” ― торжествующе подумал он. Но его мечте не суждено было сбыться, потому что в этот самый момент на балкон, со скоростью шатла, запущенного на Луну, влетела Утэна. Промчавшись мимо, успевшей увернуться, Джюри, и опрокинув стол с завтраком на Мики, Утэна налетела на президента.

― Тога! ― заорала она.

От неожиданности тот опрокинул на себя кофейник с остатками кофе. По белому мундиру моментально расплылось пятно коричневого цвета.

― Утэна! ― пытаясь изобразить на лице радость, Тога стряхивал с мундира налипшую на него гущу. ― Что привело тебя сюда в столь ранний час и в столь прекрасное утро?

Джюри и Мики покрылись каплями.

― Не заговаривай мне зубы! ― топнула ногой Утэна и шлагбаумы, которые появились на балконе, после того как она опрокинула стол на Мики, попадали вниз, ― я требую, чтобы починили лифт, потому что я беру реванш завтра после школы на Арене Дуэлей!

― Без проблем! ― Того стащил с себя мундир. ― Напиши заявление в 2-х экземплярах за подписью завхоза, бухгалтера, поставь печать в секретариате и тогда твоя заявка, может быть, будет рассмотрена, ― закончил он, рассматривая пятно в форме розы у себя на мундире.

― Может быть?! ― Утэна захлебнулась от ярости. ― Безобразие! Бюрократы! ― орала она так, что в соседних зданиях сыпалась штукатурка.

Джюри и Мики прижались к стене, пытаясь избежать столкновения с Утэной, бегавшей по балкону кругами.

― По-моему она разозлилась, ― констатировал Мики, щелкнув секундомером.

Джюри задумчиво кивнула, следя за баллоном, который все еще плыл или притворялся, что плыл, в сторону горизонта. Между тем, Утэна продолжала бушевать.

― Может быть!!! Вы слышали? ― обратилась она к Джюри и Мики.

― Что именно? ― те испуганно прижались к стене.

― Лифт! Лифт! ЛИФТ! ― ярость Утэны достигла апогея. Внезапно она выдохлась. ― Что я буду делать без Химемии? ― запричитала она, опускаясь на пол балкона. ― Кто будет стирать, убирать, готовить? Сколько будут чинить лифт? Месяц? Год?.. Тога!! ― внезапно Утэна вышла из коматозного состояния и, возбужденно размахивая руками, ринулась на президента и прижала его к перилам. ― Одолжи мне ее! Одолжи мне Химемию! На день, на неделю, на месяц, на год!!! ― Утэна остервенело дергала его за мундир.

― А чегой-то вы тут делаете? ― раздался вдруг спокойный, до безобразия, голос Сайонджи.

Тога умоляюще взглянул на него. Тот сразу врубился в ситуацию и принялся отдирать Утэну от президента. К нему присоединились Джюри и Мики, щелкнувший секундомером. Какое-то время, Студенческий Совет занимался “перетягиванием каната”, точнее, Утэны, намертво вцепившейся в Тогу, которому приходилось хуже всех.

― А чегой-то вы тут делаете? ― в дверях лифта показалась Нанами.

От ее пронзительного голоса зазвенело в ушах. Все моментально разжали руки, кроме Утэны, которая осталась висеть на Тоге.

― Как ты смеешь приставать к моему любимому брату? ― заверещала Нанами и ломанулась на Утэну, у которой сработал запоздалый рефлекс ― она все-таки отпустила мундир Тоги и, ехидно ухмыльнувшись, сделала шаг в сторону. Нанами затормозить не догадалась, и в мгновенье ока, она и Тога оказались с другой стороны балкона. Сайонджи, как всегда, среагировал первым.

Перед взором изумленных студентов предстала прелюбопытнейшая картина: Сайонджи, перегнувшись через перила, держал за руки Тогу, в которого вцепилась Нанами. На лицах студентов образовались большие капли.

А в это время на балконе раздавались голоса:

― Их надо вытянуть!

― Я не могу больше держать!

― Интересно, сколько они уже так висят?

― Заткнись и тащи!

― Подождите, сейчас Нанами свалиться и мы его вытянем, ― раздался голос Утэны.

Нанами зашипела.

― Нанами… ― простонал Тога, ― … ты можешь уцепиться за что-нибудь?

― Как? ― услышал он в ответ. ― Я же вишу!

― Ну, можешь что-нибудь сделать ногами?

― Да! ― провыла она. ― Подрыгать! ― что тут же, не задумываясь, продемонстрировала, после чего, Сайонджи начал медленно сползать вниз, таща за собой Джюри и Мики.

― Идиотка! ― заорали все хором. ― Прекрати елозить!

― Держите его! Он должен починить мне лифт! ― закричала Утэна и, вцепившись в Джюри, резко дернула ее на себя. Та, по инерции, дернула Мики и вся цепочка пришла в движение.

Через минуту, тяжело дыша, все уже были на балконе.

― Чай, кофе, бутерброды? ― голосом официантки вдруг объявила, появившаяся над ними Химемия.

Наступила минута молчания на полчаса, которую тут же прервала Утэна:

― И кстати, о бутербродах…Так как насчет лифта?

― Я не умею чинить лифт! ― обречено выдохнул Тога.

― Ну, ты же президент, сделай что-нибудь! ― надвигалась на него Утэна. ― Кроме того, ты мне должен.

― Я тебе ничего не должен! ― обозлился Тога.

― Нет должен, должен! Ты выиграл у меня обманным путем! ― торжествующе возвестила Утэна.

Они тут же оказались окруженными кольцом из огромных ушей, принадлежащих членам Студенческого Совета. От неожиданности Тога забыл японскую речь. Наступила напряженная тишина, которую нарушила Химемия:

― Есть человек, который может нам помочь.

― Кто? ― встрепенулся Студенческий Совет.

― Лифтер?!

― Слесарь?!

― Монтажник?!

― Акио! ― радостно сощурившись, объявила Химемия.

Студенческий Совет дружно упал в обморок вместе с Утэной, которая, впрочем, быстро пришла в себя и, схватив Тогу за руку, потащила его к выходу:

― Пошли!

― В таком виде я не могу…― еще не вполне оправившись от обморока, ответил Тога. ― Я должен, по крайней мере, принять ванну, переодеться, выпить чашечку кофе…

― Будет тебе там и ванна, и кофе, и какао с чаем, ― перебила его Утэна. ― Пошли, я говорю!

Препираясь, они скрылись в кабине лифта, таща за собой Химемию. Студенческий Совет с ошалелым видом остался на балконе. День обещал быть веселым.

  

Продолжение следует...