ДАЙТЕ МНЕ ЛИФТ, И Я ИЗМЕНЮ ВАМ МИР!
Несколько дней из жизни дуэлянтов.

День первый.
КОНЦЫ СВЕТА И ЛИФТ.
Решение проблемы.

Троица стояла перед зданием Председательского крыла, больше похожего на подзорную трубу с дырочками. Химемия надавила на кнопку звонка с эмблемой розы. Под куполом трубы раздался пронзительный треск, больше похожий на пулеметную очередь. Тога и Химемия инстинктивно пригнулись: они никак не могли привыкнуть к нововведениям Акио.

― По-моему, никого нет дома, ― голосом вечно отсутствующей, возвестила Химемия.

― Тогда мы идем обратно, ― Тога явно обрадовался такому повороту дела.

В это время Утэна, стоявшая позади, и все это время глазевшая на купол “подзорной трубы”, пришла в себя и, расслышав только последние слово Тоги “обратно”, с криком: “Только вперед!”, толкнула их в спину. Все трое оказались внутри “трубы”, поскольку дверь, открылась и тут же закрылась, оставив их в абсолютной темноте. Сразу послышалось возмущение шипение Утэны:

― Тога, убери от меня свои руки!

― Какие руки? ― послышался голос Тоги из другого угла темноты. ― Мои все при мне и в карманах.

― Тогда кто это? Кто тут есть еще?

― Я, Утэна-сан, ― ответила Химемия из противоположенного угла темноты.

Она щелкнула, не понятно, откуда взявшейся, зажигалкой. Корявый канделябр в ее руках, с покосившимися и оплывшими огарками свечей, с трудом выудил из темноты Тогу и Утэну, по которой медленно ползла большая белая мышь.

― А-а-а!!! ― раздался оглушительный вопль Утэны. ― Тога! ― верещала она. ― Сними ее с меня!

Тога подошел к Утэне и спокойно взял животное за хвост:

― Мышь! ― невозмутимо констатировал он, отбрасывая ее в сторону Химемии.

Та тут же подхватила ее, выронив при этом канделябр. Все снова оказались в кромешной тьме.

― Химемия, ― начала возмущаться Утэна, ― с какой радости у вас тут вырубили свет? За неуплату, что ли?

― Чего ты орешь, Утэна-сан? ― невозмутимо ответила Химемия.― Просто Акио, наверное, опять включал свой проектор и пережег пробки.

― Безобразие! ― в свою очередь возмутился Тога. ― Сегодня он пережег пробки, а завтра спалит всю Академию!

В этот момент Утэна нашарила на полу канделябр.

― Химемия брось мышь и дай мне зажигалку!

― Да, Утэна-сан.

Через минуту темнота вновь рассеялась и все трое подошли к шахте лифта, в которой не было лифта. Тога и Утэна покрылись каплями, а Химемия радостно сощурилась.

― Хи-хи-химемия, а где лифт? ― заикаясь, спросила Утэна.

― А его здесь никогда и не было, ― обрадовано сообщила Невеста Роз.

― А где тут комната председателя? ― поинтересовалась умирающим голосом Утэна, предчувствуя нехорошее.

-Там, ― неопределенно махнула вверх рукой Химемия, ― под куполом.

Утэна посмотрела на вереницу ступеней, закручивающихся вокруг шахты отсутствующего лифта, и едва сдержала истерический смех.

― Ну что, будем подниматься наверх? ― обречено осведомился Тога, заранее зная ответ.

“Что? Опять?!” ― подумала Утэна, но вслух ничего не сказала, а молча полезла по ступеням.

А в это время, в комнате председателя, Акио был очень сильно занят ― он сидел на диване и ничего не делал. Рядом на столе, шкворчал и плевался кофейник, подключенный к удлинителю, протянутому через всю комнату. В воздухе разлился аромат кофе…

― 345, 346, 347…― бубнила Утэна, переползая со ступеньки на ступеньку, ― …360, 368, 400…

― Хорошо считаешь, ― заметил Тога. ― Что у тебя по математике? ― язвительно спросил он и тут уловил ни с чем не сравнимый запах. “Кофе!” ― мелькнула у него мысль, и президент вспомнил, что сегодня ему так и не удалось позавтракать. Обогнав Утэну, Тога в мгновенье ока, оказался под куполом “трубы”, перед дверью председателя.

Акио собирался налить себе чашечку кофе, как вдруг дверь распахнулась.

― Мистер президент! ― обрадовался Акио. ― Не хотите ли кофе?

― С удовольствием! ― Тога ринулся к кофейнику и выхватил его из рук председателя.

― Здрасьте, ― Утэна показалась в дверях, ― а можно я тут присяду? ― она кинулась к дивану.

А так как ноги у нее заплетались, то, разумеется, она споткнулась об удлинитель, разумеется, начала падать, разумеется, на пути стоял Тога и она, разумеется, чтобы не упасть окончательно, ухватила его за мундир, в результате чего кофейник снова опрокинулся и кофе снова оказалось на мундире Тоги.

“Надо переходить на воду, ― подумал Тога, сидя на полу и, разглядывая окончательно загубленный мундир. ― Мокро, зато не так заметно”.

В комнату беззвучно вплыла Химемия. Акио радостно пробасил:

― Садитесь и будьте как дома!

― С удовольствием! ― Утэна плюхнулась на диван.

“И чего это он такой радостный? Никак пакость очередную замыслил”, ― мрачно размышлял Тога, опустившись на диван рядом с Утэной, потом подумал и отодвинулся от нее на безопасное расстояние. Хотя, где это безопасное расстояние, он и сам не знал. Химемия встала рядом, зловеще поблескивая стеклами очков.

― Что привело вас ко мне? ― бас Акио разносился на все подкупольное пространство.

― Лифт… ― начала Утэна, но Акио перебил ее:

― Лифт это символ движения, ведущего к революции…― он встал в позу лектора и разразился длинной тирадой.

“Ну вот, началось, ” ― подумал Тога, устраиваясь поудобнее на диване.

Через 2 часа беспрерывного бормотания Акио, Утэна, выйдя из оцепенения, потянулась и застыла, с изумлением увидев, что Акио одет в греческую тунику. На голове красовался лавровый венок. Зрелище было настолько жуткое, что она сразу пришла в себя. Утэна ошалело тряхнула головой, и видение исчезло. Она огляделась. Тога мирно дремал в углу дивана, Химемия удачно притворялась, что стоит рядом.

― …революция неизбежна, ― продолжал грохотать Акио над ухом Утэны.

― Это что, наказание? ― пробурчала она себе под нос. Ее потянуло в сон. Поняв, что еще 2-х часов она не выдержит, Утэна вскочила на ноги:

― Мистер председатель!

Тога моментально проснулся, Химемия вернулась из небытия, а Акио заткнулся и уставился на Утэну.

― Все это прекрасно, конечно, но и дуэлям, и миру, и революции крышка, если не починят лифт! ― выпалила Утэна на одном дыхании.

Акио брякнулся со звездных высот на землю.

― Починить?

― Починить-починить, ― подтвердила Утэна. ― Он уже месяц, как в простое.

Акио повернулся к Тоге и открыл рот. От ужаса всех перекосило.

― А разве гондола, что несет дуэлянтов к вершинам звездных миров и, чьими крыльями являются оси вселенной, вынуждена влачить одинокое существование из-за бездействия своего внутреннего мира, который является центром…

Тога не знал, как прервать этот монолог, а прервать его было необходимо, потому что Утэна имела такой вид, будто хотела придушить Акио. И тут Тогу осенило:

― Химемия, прерви председателя! ― скомандовал он.

― Да, Тога-сама, ― Химемия вынырнула из-за дивана и сняла очки.

Акио тут же замолк. “Видимо, это условный рефлекс ― снятие очков и утрата речи, ― облегченно вздохнул президент, ― ладно, лишь бы сработало”. Тога приблизился к Акио, заслоняя собой пышущую яростью Утэну. Тот перевел на него немигающий взгляд. Президент от всей души пожелал оказаться сейчас, где-нибудь подальше от Академии.

― А лифт, между прочим, не работает, ― Утэна вклинилась между ними и поперла на Акио, ― А у меня завтра реванш, а тащиться мне 100 с лишним витков, ― все больше накалялась она.

― Завтра гондола понесет тебя к вершине революции, дабы ты смогла оспорить право на силы изменить мир, ― Акио косился на Тогу, огибая Утэну взглядом. ― Моя Академия Отори очень ценит независимость суждений и действий студентов.

― Так я не поняла, лифт починят? ― Утэна повернулась к Тоге, не уловив смысл из длиннющей реплики Акио.

Тога молча кивнул. Акио продолжал сверлить его взглядом, и Тоге очень хотелось провалиться сквозь землю, лишь бы не видеть мерзкого выражения лица председателя.

― Большое спасибо, Акио-сан! ― вежливо, как ей показалось, крикнула Утэна.

Акио вылупил на нее глаза. Воспользовавшись этим, Тога медленно попятился к выходу, но тут Утэна повернулась к нему:

― Я вызываю тебя на дуэль! ― Утэна выдернула розу из вазы на столе, опрокинув ее на Химемию, которая пятилась вслед за Тогой. ― Завтра, после школы на Арене Дуэлей! ― она впихнула ему в руку цветок.

― Угу. Может, мы пойдем? ― осторожно поинтересовался Тога, пытаясь вытащить из пальцев шипы.

― Вас проводить? ― приторным голосом поинтересовался Акио, наблюдая за Тогой. Тот поежился. Перспектива оказаться на полутемной лестнице рядом с председателем, не вдохновляла.

― Конечно-конечно, ― Утэна, ничего не замечая, вылетела из комнаты.

― У вас очень интересный фасон мундира, ― приближался к Тоге Акио, ― коричневый с белым. Это новая мода?

― Это кофе, ― Тога судорожно пытался вспомнить, в какой стороне находиться дверь, ― Я же при вас опрокинул кофейник…

― Вы, наверное, промокли, ― Акио рванул мундир Тоги на себя. ― Вам надо переодеться.

― Не надо! ― Тога рванул мундир к себе. ― Мне и так хорошо!

― Вы можете заболеть, ― снова рванул ткань на себя Акио.

― Я закаленный! ― Тога вернул мундир в должное положение. “Уж лучше умереть от простуды”, ― угрюмо подумал он.

-  Интересно, а дверь-то не открывается! ― крикнула снизу Утэна.

― Я пойду помогу, ― Тога, наконец, вспомнил, где находится дверь, и помчался вниз. Химемия последовала за ним.

― В чем проблема? ― в тусклом свете лампочки Тога с трудом разглядел Утэну, которая возилась возле выхода. “Да будет свет!” ― обрадовался Тога, но в это утро ему явно не везло. Лампочка начала мигать. Чертыхнувшись, он присоединился к Утэне. Оба навалились на дверь. Это не сработало. А темнота вновь начала сгущаться.

― А может, есть пружина? ― сказала Утэна, рассматривая слабо освещенный остаток двери.

― Надо ее нажать, ― внезапно произнес голос Акио рядом с Тогой.

Тога шарахнулся и толкнул Утэну, которая задумчиво ковыряла дверь, пытаясь определить, где у нее тут пружина. Через мгновенье все вывалились из “трубы”. “Пружиной” оказалась обычная дверная ручка, которая отсутствовала на внешней стороне двери.

― Все никак у людей! ― фыркнула Утэна, потирая плечо и жмурясь от света.

― Акио-сан! ― выкрикнула Утэна, подняв голову. ― А почему на двери …

Тога быстро захлопнул ей рот рукой, но было поздно.

― Дверь, ведущая к концам мира, не имеет внешних обозначений… ― вновь занудел, с высоты своего роста, Акио.

― Химемия! ― простонал Тога.

― Да-да-да, Тога-сама, ― Химемия вновь стащила очки. Акио смолк. Все облегченно вздохнули.

― Ну, мы пойдем, ― Тога толкнул Утэну локтем. ― Перестань задавать вопросы, моя любознательная, ― прошипел он ей на ухо.

― Нечего меня толкать! ― зашипела в ответ Утэна. ― Что хочу то и делаю!

Их прервал голос Акио:

― Вас подвезти?

Тога и Утэна перестали шипеть и изменились в лице:

― Нет!!! ― хором воскликнули они, и их как ветром сдуло. Этим же сквозняком унесло и Химемию.

― Чего это они? ― удивился Акио, вспрыгивая на капот красной машины.

  

Продолжение следует...