ДАЙТЕ МНЕ ЛИФТ, И Я ИЗМЕНЮ ВАМ МИР!
Несколько дней из жизни дуэлянтов.

День четвёртый.
ЛИФТ ― ОБЩЕЕ ДОСТОЯНИЕ!
Реванш Утэны.

Следующий день наступил как обычно, сразу после утра, со всей силой, с которой мог. Под его давлением члены Студенческого Совета одновременно проснулись, и каждый обнаружил у себя письмо от Концов Мира. Когда они направлялись к башне Студенческого Совета, их всех терзали смутные сомнения: «Это все не к добру». Сомнения оправдались.   На завтрак у них было обсуждение писем, и Акио сильно досталось, потому что его дурацкие умозаключения окончательно лишили их аппетита и из которых они с превеликим трудом поняли, что им просто надо найти Тогу, Утэну и Химемию , которые бесследно исчезли с Арены вчера ночью. Но так как связываться с этим занудой никто не решался, то Студенческий Совет пошел по объектам. Рациональней было бы, конечно, разделиться, но чувство стадности пересилило, и все дружно потопали в одном направлении. Ориентируясь на Сайонджи , словно на «вожака стаи», все подошли к первому объекту. Первым объектом оказалась будка, гордо именуемая Розовым Садом. Студенческий Совет приоткрыл дверь, и их чуть не смыло потоком воды: Невеста Роз имела дурную привычку поливать розы   3 раза в день. Изругав Химемию , и, благодаря своей проницательности, поняв, что ее здесь нет, «стадо» отправилось к следующему объекту ― музыкальному салону. По дороге Нанами чуть не сбил бык, случайно пробегавший по коридору. Сайонджи , как всегда, среагировавший первым, схватил Нанами и влепился в стену, остальные члены Студенческого Совета пропали из виду в мгновенье ока. Когда пыль осела, Джюри осторожно выглянула из-за столба и задумчиво   кивнула Мики, висящему с другой стороны окна. Тот, кряхтя, забрался на подоконник и, спрыгнув на пол, щелкнул секундомером, смотря быку вслед. Сайонджи отлепился от стены и выпустил из рук слегка посиневшую Нанами : хватка у вице-президента была железная. Нанами сползла на пол. Все переглянулись и покрылись каплями.

― Скотный двор! ― фыркнул Сайонджи . ― Развели тут…

Джюри задумчиво кивнула.

― Скоростной бык, однако, ― Мики щелкнул секундомером.

― Кто я? Я на том свете или на этом? ― раздался слабый голос Нанами . ― Где я?

― В Академии, ― проворчали все и отправились дальше. Нанами , прихрамывая, поплелась следом.

Объект номер 2 ― музыкальный салон ― оказался пустым. Кроме фортепьяно и желтого механического цыпленка, там ничего не было. Понаблюдав за цыпленком, упорно шагающим от стены к стене, Студенческий Совет понял, что здесь все-таки никого нет. Мики щелкнул секундомером и, подойдя к фортепьяно, заиграл мелодию «Сад, освещенный солнцем», единственную, которую он умел играть. Все сморщились, как от зубной боли и, потащили Мики к выходу. Отбиваясь от кур, случайно мигрировавших по коридору, Студенческий Совет направился к следующему объекту ― доджо Сайонджи . Открыв дверь, Студенческий Совет ощупью пробрался внутрь.

― А чего так темно? ― зашебуршала в темноте Нанами.

― У председателя спроси, ― невозмутимо ответил вице-президент.

― Экспериментатор! Все экспериментирует! ― нервно защелкал секундомером Мики.

Джюри задумчиво кивнула, но в темноте этого никто не заметил.

― А ходить я как должна? ― шептала Нанами . От волнения у нее пропал голос.

― Как хочешь, но имей в виду ― справа стоит ведро с водой, ― предупредил Сайонджи.

― А где у вас тут право? ― спросила Нанами , и тут же послышался грохот. ― А вот и ведро, значит тут и право! ― радостно зашептала она, и тут послышалось слабое шебуршание.

― Извините, ― сказал кто-то.

  Джюри и Мики покрылись каплями, но этого никто не заметил, поскольку темнота все продолжалась. Нанами метнулась в сторону и наткнулась на Сайонджи , который , оказывается, стоял рядом. Цепляясь за его мундир, Нанами   зашипела ему на ухо:

― Здесь что, водятся призраки?

― Какие призраки?! ― пытаясь оторвать Нанами от мундира, Сайонджи крикнул в темноту, ― Кто здесь?

― Сайонджи , ― спросил неизвестно кто, ― где твоя катана?

― Моя катана?.. ― Сайонджи инстинктивно метнулся к стене, чуть не наступив на Нанами.

Схватив меч, он облегченно вздохнул. И в этот момент чья-то рука вцепилась в рукоять меча.

― Одолжи мне его! ― неизвестно кто дернул катану к себе.

― Еще чего! ― Сайонджи потянул меч на себя. ― Я не одалживаю меч, да еще неизвестно кому!

― Это я ― «неизвестно кто»?! ― возмутился «неизвестно кто». ― Дай катану , жмот, я верну!

― Я жмот ?! ― возмутился Сайонджи . ― Вообще ничего не дам! ― он мертвой хваткой вцепился в рукоятку меча. ― С какой радости?

Мики, Джюри и Нанами , испуганно прижавшись к тому, что нащупали в темноте, вслушивались в перепалку Сайонджи с «неизвестно кем».

― Ну, можешь не радоваться, ― продолжал спорить «неизвестно кто». ― Просто   дай мне меч, он мне очень сильно нужен.

― Мне он тоже нужен, ― Сайонджи не хотел уступать.

― Ну и не надо! ― обиделся «неизвестно кто». Через мгновенье в темноте послышался деревянный грохот. Едва различимая тень мелькнула в дверном проеме и скрылась. Сайонджи сердито сопел в темноте, остальные испуганно молчали.

― Сайонджи ! ― умоляюще зашептала Нанами . ― Зажги же, наконец, хоть какой-нибудь свет!

Не выпуская из рук меча, Сайонджи щелкнул зажигалкой. Студенческий Совет покрылся каплями. Из доджо исчезли все бамбуковые мечи. Пока длилась минута молчания о синаях, Сайонджи пришел в себя и среагировал первым:

― Это она! Она утащила! ― все недоумевающее уставились на него, а тот продолжал. ― Вот идиотка ! Она что, собирается драться синаем ?!

До членов Студенческого Совета дошло ― «неизвестно кем» была Утэна , и Сайонджи ее узнал, как всегда быстрее всех.

― Чтобы это узнать, надо ее найти, ― отвечая на вопрос вице-президента, Мики щелкнул секундомером. ― Пошли дальше искать.

Джюри задумчиво кивнула.

При выходе из доджо Нанами чуть было не попала под лошадь, случайно пробегавшую мимо.

― Еще одно животное! ― Нанами залилась нервным шипящим смехом.

Студенческий Совет   подхватил шипящую Нанами и направился к 4 объекту ― спортплощадке. Там проходил матч по баскетболу. Никто не учился ― все студенты наблюдали за игрой.

― Чего мы сюда притащились? ― созерцая толпу, спросил Сайонджи . ― Утэна что, с кучей синаев придет играть в баскетбол?

― Да, мы как-то не подумали, ― прошипела Нанами.

― А ты вообще редко думаешь! ― ядовито   заметил Мики и щелкнул секундомером.

Джюри задумчиво кивнула. Нанами окончательно потеряла голос и теперь даже не шипела.

― Пошли отсюда, ― сказал Сайонджи , продираясь сквозь толпу.

Выбравшись на волю, отдышавшись и увернувшись от кенгуру в боксерских перчатках, случайно пропрыгавшего мимо, члены Студенческого Совета продолжили свои поиски, но ни Утэны , ни Тоги, ни Химемии в Академии не было.

 

Химемия, радостно сощурившись, штопала мундир Тоги, когда в дверь постучали. Не выпуская из рук мундира, Химемия открыла дверь.

― Анси ! ― на пороге стоял Акио . ― Я беспокоился. Тебя не было в Академии. Все в порядке?

― Да, брат, ― пропела Химемия , напоминая пришельца с другой планеты. ―   Я просто была занята. Я штопала мундир.

― Вот этот вот? ― Акио ткнул пальцем в кучу лохмотьев. ― Утэны ?

На лице Химемии появилась улыбка Мона Лизы.

― Слушай, Анси , ― придвинулся   Акио . ― Ты помнишь, о чем мы говорили?

― Помню…

― Ты помнишь, что я тебе говорил по поводу Утэны ?

― Не помню…

― Ты должна дружить с ней, ― Акио нахмурился и стал похож на одну из картин Пикассо. ― Но надо поскорее победить ее и выдать тебя за …

― Слушай, Химемия , ― послышался голос, ― долго мне еще ждать? С кем ты там болтаешь? Устроили тут «ромашку»: «помню, не помню», а я что, должен идти на дуэль в таком виде? ― в дверях показался Тога с чашкой кофе в одной руке и с сахарницей в другой, и в небрежно наброшенной рубашке нараспашку.

Увидев председателя, Тога моментально стянул рубашку на груди, уронив при этом все сразу ― и чашку, и сахарницу. Сахарница упала на пол, но не разбилась, потому что накрыла собой фиолетового чебурашку с длинным хвостом.

― Чу-у … ― возмущенно забурчала сахарница.

Чашка кофе, конечно, тоже упала на пол, но упала по законам этого фанфика ― пролив остаток кофе на белую рубашку Тоги, после чего «приказала долго жить», кокнувшись об пол, но никто этого не заметил: ни Химемия , похожая на пришельца (она в это время впала в состояние отсутствия), ни Акио , увлеченный видом президента в распахнутой рубашке, ни, тем более, сам президент, который пытался эту рубашку застегнуть.

― Господин президент, ― сладко улыбнулся Акио , ― что с вами? Вам жарко?

― Да… То есть, нет .. То есть… ― Тога пытался вспомнить, как правильно произносятся фразы.

― Сегодня такая жара, ― Акио начал развязывать галстук. ― Не так ли?

― Да … Т о есть, нет… Скорее холодно, ― Тога никак не мог застегнуть пуговицы и рубашка все время распахивалась.

― Если вам жарко, то можете расстегнуться, ― гнул свое Акио , подходя к Тоге.

Тот попятился и оказался в коридоре.

― Это было не очень приличное предложение, господин председатель, ― Тога стоял спиной к открытому окну. Отступать больше было некуда. Президенту очень захотелось прыгнуть вниз.

― Мне нужно поговорить с вами об очень важном деле, ― Акио улыбнулся в 10 см от лица президента. ― Так значит, Тенжо Утэна берет реванш сегодня? До меня дошли слухи, что она проиграла. Я так тогда на секундочку отключился и не совсем в курсе, чем дело закончилось. Она что, хочет вновь заполучить Невесту Роз?

― Видимо, да, ― Тога откинулся на подоконник. «А здесь не так уж высоко!» ― мелькнула у него мысль. Акио придвинулся ближе и президент чуть не оглох от его баса:

― Если она выиграет, то получит шанс изменить мир и стать принцессой … Н е принцем, а принцессой и встретиться со своим принцем в Замке.   Надеюсь, вы согласны?

― Может быть, ― желание выпрыгнуть из окна усилилось, особенно после следующей фразы председателя:

― Она должна стать красивой принцессой, но… Я молюсь о твоем успехе, ― Акио еще ниже   навис над Тогой, тот почти уже лежал на подоконнике, рискуя сломать себе спину.

«И почему я не могу просто испариться?» ― Тога отчаянно пытался найти выход из сложившегося положения. И в этот самый, трагический для президента, момент, зазвонил его мобильник.

― Слушаю! ― рявкнул Тога, вцепляясь в сотовый, как в спасательный круг. ― Кто? Ты?! Да! Лечу!!! ― облегченно выдохнул президент и действительно полетел, поскольку выход загораживал своей фигурой, в стиле Пикассо, Акио , и Тога, не долго думая, выпрыгнул в окно.

Спустя секунду внизу послышался треск кустов, негромкие ругательства и через мгновение Тога уже был на дороге к Академии.

― Какая скорость! ― восхищенно воскликнул Акио , высовываясь из окна и провожая фигуру президента вожделенным взглядом.

― Да, брат, ―   вернувшаяся из состояния неприсутствия и все больше похожая на пришельца, Химемия пыталась втянуть назад Акио , который   уже настолько высунулся из окна, словно хотел последовать за Тогой. Химемие , может быть, и удалось бы втянуть Акио обратно, если бы не одно «но», а «но»   у них у всех всегда одно (просто разное) ― для Химемии этим «но» был Чу-Чу, который хотел, очевидно, помахать вслед президенту и потому вскарабкался на Акио . Столько лишних килограмм Химемия уже не выдержала, так что председатель все-таки последовал за президентом, правда, только до кустов, изрядно помятых Тогой.

― Ты в порядке, брат? ― Химемия спокойно выглянула из окна.

В ответ послышалась длиннющая тирада, что-то насчет кустов и революции, из которой она поняла, что с ним все в порядке.

 

Удачно выбравшись из комнаты Утэны , Тога направился к Арене Дуэлей. Подойдя к лифту, он с удивлением увидел, что тот занят.

― Не понял! ― не понял Тога. ― И кто же это… ― тут его внимание привлекла записка на клетке лифта.

«Лифт ― это общее достояние! ― гордо гласила записка. ― И я буду пользоваться им, когда   и сколько захочу! В конце концов, благодаря только моей инициативе лифт починили.

. Не беспокойся, когда накатаюсь ― спущу лифт вниз. До встречи».

Возразить на это было нечего, да и некому, поэтому Тога уселся на ступенях и стал ждать. Ли фт с гр охотом ездил вверх-вниз. Солнце медленно клонилось к закату. Когда оно уже совсем скрылось, ждать   Тоге надоело.   Он решительно встал и нажал на кнопку. Кабина лифта   рухнула вниз. Двери открылись. На Тоге появилась капля. Посреди кабины возвышалась кучка синаев , из-за которых была видна только розовая макушка и два довольных голубых глаза.

― А, Тога, привет! ― как всегда вежливо, как ей показалось, крикнула Утэна.

― Ты что тут поселилась?! ―   раздраженно накинулся на нее президент.

― А что, какие-то проблемы? ― хлопая ресницами, невинно спросила Утэна

― Проблемы?!! Это у тебя сейчас будут проблемы! ― окончательно вышел из себя Тога. ― Я что тут должен целую вечность лифта ждать?!

― Не хочешь ждать ― иди по лестнице, ― Утэна потянулась рукой к кнопке верхнего этажа.

― По какой еще лестнице?! ― взбеленился Тога. ― С какой стати?!

В этот момент двери лифта начали закрываться, потому что Утэна , не слушая его, нажала кнопку.

― Стой! ― крикнул Тога и кинулся к кабине лифта. Двери закрылись, едва не прищемив президента.

― Выметайся! ― заявил он.

― Почему это? ― обиделась Утэна , громыхая синаями . ― Не выметусь!

― Пользоваться лифтом имеет право только победитель! ― не замечая того, что лифт уже едет, Тога пытался выпихнуть Утэну из кабины.

― Какое право! ― возмущенно громыхала синаями Утэна . ― Да если бы не я, этот лифт вообще бы стоял до скончания века!

― Что?!!!

В кабине началась возня, сопровождаемая   препирательствами и грохотом синаев . Единственное, чему в душе радовались оба, так это тому, что их никто не видит, поскольку картина была во истину идиотская. Между тем, лифт поднимался все выше.

― Убирайся!

― Сам убирайся!

  Тога и Утэна вцепились друг в друга. Синаи загрохотали. Никому неизвестно что произошло бы дальше, если бы не одно «но», а «но»   у лифта было одно ― Химемия . Сопровождаемая свистом ветра, она вылетела из пола кабины прямо между Тогой и Утэной , мимоходом натягивая на себя красное платье. Не открывая глаз, она начала выводить странные пассы руками.

― А чего это она? ― едва успел вымолвить Тога и тут же покрылся каплями, потому что обнаружил у себя на брюках странные рюшечки , а на плечах эполеты с буклями. ― Что это такое?! ― Тога задохнулся от возмущения.

― Это мое! ― Утэна рванулась к нему, пытаясь отодрать эполеты.

Тога перехватил ее руки и с удивлением уставился на Утэну . На груди у нее болтался шнурок, который обычно висел на униформе членов Студенческого Совета. Утэна вырвалась из рук Тоги и, вцепившись в его эполеты, возмутилась:

― Чего ты здесь руки распускаешь?! Отдай мои эполеты!

― А может, обойдешься шнурком? ― Тога пытался оторвать Утэну от себя. ― Перестань рвать мою рубашку!

― Каким еще шнурком? ― удивилась Утэна . Отпустив Тогу, она удивленно оглядела себя. Шнурок явно не вязался с униформой для девочек,   которую она одела, после гибели своего мундира.

Тога в это время, пытался оторвать рюшечки , намертво пришитые к его брюкам. А Химемия все продолжала совершать пассы руками.

― Химемия ! ― крикнула Утэна . ― Что ты вытворяешь?!

Химемия вернулась из нирваны и открыла глаза. Первое что она увидела перед собой ― это   разъяренное лицо Тоги. Химемия испуганно ахнула.

― Химемия , что ты на меня уставилась?! Убери эту гадость немедленно! ― Тога остервенело драл с себя кружева.

― И с меня тоже! ― вклинилась Утэна.

― Да, Тога-сама! ― испуганно замахала руками Химемия .

Рюшечки испарились вместе с эполетами и шнурком, и на Утэне появилась черно-белая униформа. От ужаса Утэна схватилась за голову и оцепенела ― длинных, пышных волос сзади больше не наблюдалось. Наблюдалась очень короткая стрижка. В первый раз в жизни Утэна чуть не упала в обморок, но сдержалась и открыла рот. «Безобразие, верните как было!» ― хотела крикнуть она, но тут ее взгляд упал на Тогу. Утэна поперхнулась криком ― перед ней стоял президент Студенческого Совета, одетый в белое платье Невесты Роз с черной каемочкой. Видимо он еще не пришел в себя, потому что молча рассматривал то, во что он теперь был одет. Проглотив крик, застрявший в горле, Утэна начала хохотать.   Тога отрешенно посмотрел на Утэну , потом на платье, и тут сознание к нему вернулось.

― Да что же это такое?! Что тут сегодня происходит?! ― заорал Тога и злобно уставился на Невесту Роз, которая продолжала махать руками, и непонятно было то ли ее заело, то ли она пыталась отмахнуться от Тоги, как от нечисти.

― Химемия ! ― рявкнул Тога. ― Прекрати свой сквозняк! Дует! Я не привык   ходить в таком виде!

После этих слов кабину потряс новый взрыв хохота ― Утэна билась в истерике в углу лифта. Тога посмотрел на нее и побагровел. Глядя на эту картину, Химемия подумала, что самое лучшее для нее сейчас ― это упасть в обморок, что она незамедлительно и сделала.

― Прекрати ржать! ― звенящим от ярости голосом процедил Тога. ― Как вы   мне все надоели! И мир, который яйцо, и лифт, который едет черте куда, и машины, которые торчат   неизвестно как, и дуэли, которые нужны неизвестно кому, и мечи, и розы, и ты вместе с ними!!! Мне уже ничего не надо! Выпустите меня отсюда и верните мне мой костюм! ― он на секунду задумался. ― Нет!!! Сначала верните костюм, а потом выпустите!

― Чего тебе не нравится? ― Утэна пыталась встать. ―   Очень милое платьице! ― встать ей все-таки удалось, не смотря на то, что ее шатало от смеха. Тога в ярости уставился на Утэну , но наконец разглядев ее полностью, забыл прореагировать на ее реплику.

― О-о! ― Тога истерически хмыкнул (хмык !). ― Цирк приехал! ― теперь пришла его очередь хохотать.

― Какой еще цирк?! ― Утэна уставилась на Тогу. ― Что ты имеешь в виду? Отвечай!

― Какой симпатичный полосатый костюмчик! ― Тога медленно осел на пол кабины. ― Очень похоже на Арлекина!

― На себя посмотри! Ты же просто вылитая Невеста Роз!

― Кто Невеста?! Я ― Невеста?!

Тога и Утэна вцепились друг в друга и заорали в унисон. Никто ничего не слышал, каждый гнул свое. Лифт сотрясался от криков, грозя упасть и не довезти   дуэлянтов до Арены. Но все же он их довез. Правда, никто этого не заметил, кроме Химемии , которая пришла в себя.   Увидев Тогу в платье и Утэну в костюме Арлекина, Химемия судорожно пошевелила пальчиками и вернула дуэлянтам божеский вид. Но они этого не заметили, продолжая выяснять отношения. Вернув все на свои места, Химемия покралась к выходу. Прижавшись к наружной стенке лифта, Химемия , перекрестившись (хотя была убежденной буддисткой), крикнула в глубину возмущенно пыхтящей кабины:

― Приехали!

Наступила мертвая тишина. Через минуту на Арену вылетела Утэна , судорожно прижимая к себе громыхающие синаи , а следом за ней ― Тога. Химемия поцокала за ними.

 

Уже ближе к вечеру, притомившись , Студенческий Совет сидел на лестнице, и вяло наблюдал за председателем, колесившим на своей машине туда-сюда. Причем каждый раз в его автомобиле сидела новая девушка. Неизвестно как долго   бы все это продолжалось, если бы вдруг члены Студенческого Совета не услышали грохот колоколов, возвещавших о начале дуэли. В мгновенье ока все оказались на смотровой стене и уставились на Арену в лорнеты.

― Вот это да! ― ошарашено щелкнул секундомером Мики.

Джюри задумчиво кивнула.

― Чучело! ― насмешливым шепотом фыркнула Нанами.

― А она ничего для девчонки! ― заметил Сайонджи , не отрываясь от бинокля.

 

А на Арене кипели страсти. Мордасти . В абсолютной тишине, так как Акио катался (как вы помните) на машине, дуэлянты яростно сражались то ли за право изменить мир, то ли из желания набить друг другу физиономию. Судя по их лицам, второе было ближе к истине. И чихать они хотели с высокой колокольни на всякие там революции.

 

― Боже мой! ― застонала Нанами . ― Он же простудиться! В одной рубашке на Арену! Там же такой сквозняк! ― голос вернулся к ней, как только она увидела Тогу без мундира.

― Интересно где они были, ― задумался Мики. ― Мы же их по всей Академии искали, и   их нигде не было, ― он щелкнул секундомером, Джюри задумчиво кивнула.

― А в общежитии? ― спокойно спросил Сайонджи , не отрываясь от лорнета.

― О нет! ― простонала Нанами . ― И как я не догадалась…

― Иногда ты говоришь такие умные вещи, Сайонджи ! ― уважительно заметил Мики. Джюри задумчиво кивнула.

― Естественно! А тебе лучше сидеть за фортепьяно! ― Сайонджи любил говорить правду в глаза, но сейчас его занимало другое ― Утэна методично ломала его бамбуковые мечи.

  « За новыми придется идти к председателю, ― от ужаса Сайонджи передернуло. ― Может Тогу попросить? Нет, он на это никогда не согласиться! ― Сайонджи всегда был реалистом, ― придется идти самому».

― Ну что, кто выигрывает? ― радостно вопросил у него за спиной Акио , появившийся, как черт из табакерки. Наверное, накатался. От неожиданности Сайонджи чуть не сиганул вниз, но вовремя вспомнил, что у него нет при себе парашюта.

― Дурака вспомни, он и появится, ― еле слышно пробурчал вице-президент. ― Да, в общем-то, дуэль, как всегда…

― Дуэль, это ― одна из причин, которые… ― гордо забубнил Акио.

― Мы в курсе!!! ― рявкнул Сайонджи , но, поняв, что этого не достаточно, решил прибегнуть к последнему средству. «Прости, Тога», ― виновато подумал он.

― Лучше посмотрите туда. По-моему, президент выигрывает.

― Где, покажь ! ― Акио распихал Студенческий Совет в стороны и восторженно уставился на Арену. ― Я никогда в нем не сомневался! Тога, так держа-а-ать !!!

 

В это время на Арене вовсю кипела, булькала и шкворчала дуэль. Утэна грозно размахивала обломком синая.

― На этот раз я выиграю! ― тяжело пыхтя, проговорила она.

― И не надейся! ― Тога методично укорачивал бамбуковый меч Утэны.

― Обязательно! ― гудела Утэна . ― Я получу и Химемию , и карри, и силу, чтобы изменить мир, и все, что там мне еще полагается! ― она сделала выпад.

― Ничего ты не получишь! ― президент парировал, и Утэну , по инерции, понесло к краю Арены.

Тут до Тоги долетел отдаленный крик председателя.

― …. держа-а-ать !

― Что? ―   встрепенулся Тога и обернулся к смотровой стене. Зоркие, как бинокли, глаза Президента разглядели маячившую среди толпы фигуру Акио . В памяти Тоги тут же всплыли слова Председателя: «Если она выиграет… встретиться со своим принцем в Замке ..   но … я молюсь о твоем успехе». От этих воспоминаний Тогу передернуло. Потом он представил себя в роли … э-э-э… ну, принца, наверное, и ему стало совсем плохо. То, что Акио со сдвигом не в ту сторону по всей голове, это было известно всем в Академии, но попасть к нему в руки ― это было уже выше сил президента!   Желание выиграть и поставить тем самым Утэну на место моментально испарилось.

― Стой! А ну, вернись! ― Тога бросился за улетающей   Утэной.

 

― Чем они там занимаются? ― Акио изо всех сил пытался врубиться в ситуацию.

― По-моему, Тога не хочет выигрывать, ―   с умным видом заявил Мики , щелкнув секундомером.

Джюри задумчиво кивнула.

― Да она ему просто пудрит мозги! ― взвизгнула Нанами . ― Эти увертки для того, чтобы запутать моего дорогого брата!

― Какое сказочное свинство ! ― возмутился председатель, моментально став борцом за добро и справедливость. ― Я пойду помогу!

Студенческий Совет вцепился в красную рубаху Акио :

― Куда ты пошел, ты что, с ума сошел?!

― А вы, разве не со мной? ― задал Акио идиотский вопрос.

― С тобой, но без тебя, ― ответил Сайонджи , надеясь, что такой мудреный ответ заставит председателя надолго задуматься. И не ошибся. Повиснув на стене, Акио погрузился в размышления. Остальные сфокусировали немного очумевшие взгляды на Арене.

  

Продолжение следует … И следует… Мимо нас!.. ^___^