Его смех

"...И жили они долго и счастливо и умерли в один день".
Мальчик закончил читать и отложил книгу.
"Пора спать, Нанами".
"ну брат... Еще сказку! Одну! Пожалуйста!"
"Нет, Нанами. Но если ты сейчас же уснешь, завтра я расскажу тебе сказку, которую сам придумал".
"Сам?! Брат придумал мне сказку?! Ура!"
Смех. Тихий и ласковый. Его смех. Для нее.
"Спи, Нанами. Сказка будет длинной-длинной, тебе понравится".
"Хорошо, брат! Я уже сплю, видишь? Спокойной ночи!"
"Спокойной ночи, Нанами".

* * *

"Дорогой дневник!
Брата сегодня снова не было дома ночью. Я слышала, как он вернулся, и проскользнула в коридор посмотреть. От его кителя пахло духами, поэтому он повесил форму проветриться на балкон. Я заметила на воротнике почти стершийся след помады... Значит, старшеклассница. Мои одноклассницы и девушки на год постарше еще не красятся, кроме, пожалуй, Козуэ. Но она ― просто шлюха, прости за выражение.
Интересно, с кем он был? Интересно, почему он выбрал именно ее? Я верю, что у брата отличный вкус, и он не стал бы встречаться с девушкой, у которой, кроме хорошей фигурки, ничего нет.
Сегодня я снова рассматривала себя в зеркало. Мне много раз говорили, что я ― красивая, но я-то знаю: они на самом деле хотят подмазаться к моему брату. Жалкие насекомые! Ненавижу их всех. Я иногда думаю, что я ― полная уродина.
Неужели мой брат не видит, как я переживаю? Он всегда кажется таким занятым, но на самом деле он даже отстал по родной литературе. Эти девки плохо на него влияют! Если он будет хуже учиться, его могут снять с поста Президента школьного Совета! Что тогда будет? Нет! Мне нужно серьезно с ним поговорить, и как можно скорее!"

* * *

"Нанами, подай, пожалуйста, сахар".
"Брат... Послушай, нам надо поговорить".
"Я слушаю, Нанами".
"Брат... Мне кажется, что ты слишком много времени тратишь на свидания!"
Смех. Такой родной, такой заразительный! Его смех.
"Нанами, иногда мне начинает казаться, что это ты ― моя старшая сестра".
Щеки заалели, как мак.
"Ну что ты... Просто ты отстаешь по литературе, и еще по нескольким предметам не все гладко... А ты должен хорошо учиться, и я..."
"Все в порядке, Нанами. Я вчера написал все эссе, что был должен".
В доказательство ― демонстрация исписанной тетрадки.
"Вчера?.. Но вчера ты... поздно вернулся..."
"Мне не хотелось спать, и я решил уделить время учебе. Когда-то же нужно это делать", легкая улыбка. "Это все, о чем ты хотела поговорить?"
Неуверенный кивок.
"Тогда собирайся, иначе опоздаешь на алгебру, а у тебя контрольная".
"Да, брат..."

* * *

"Тэнджо-кун! Ты сегодня особенно обворожительна в гольфах наизнанку".
"Президент!!" Быстрый взгляд на ноги. "Оставь свои дурацкие шутки! Сегодня не первое апреля".
"Ой, кажется, мне пора носить очки. Действительно, не наизнанку. Тем более ― ты прекрасна".
"Отстань, сэмпай! Неужели тебе не за кем ухаживать?" Взгляд на толпу девушек, шепчущихся поодаль.
"С тобой интереснее, Тэнджо-кун. Твой язычок остер, как шипы роз".
"Дурацкое сравнение. Попробовал бы лучше стихи писать, а комплименты тебе не удаются".
"Это не было комплиментом... Если хочешь услышать настоящий комплимент, приходи в оранжерею часам к семи".
"И не подумаю! Нашел тоже дурочку!"
Смех. Этот искренний смех! Как эта девица посмела украсть этот смех, *мой* смех! Брат смеется так только для меня...
"Ты все время смеешься, Президент. Знаешь, что означает смех без причины?"
Вместо ответа ― легкая улыбка и протянутая алая роза.
"Тэнджо-кун..."
И этот взгляд! Даже эта нахалка покраснела! Даже эта вздорная пацанка краснеет от взгляда брата! Но уж слишком нежен, слишком... интимен этот взгляд. Как она посмела украсть его! Так брат смотрит только на меня...

* * *

"Дорогой дневник!
Брат куда-то исчезал после уроков, а когда вернулся, закрылся у себя в комнате. Он не обедал, я точно знаю. Я приготовила сегодня все сама, а он даже не вышел в столовую.
Что-то странное происходит. Что-то, связанное с этими дуэлями. Я ненавижу эту девицу!!! Не хочу даже вспоминать, как я проиграла ей... Сколько можно отравлять мне жизнь? Я несколько раз видела ее рядом с братом, и он всегда так странно смотрел на нее! Как тогда, на вечеринке, когда я в первый раз ее увидела. Она была в платье, которое прислал ей *мой* брат!! Я не поверила своим ушам. Тогда он смотрел на нее просто восхищенно, как на любую красивую куколку, но теперь... Когда он смеется ее словам *так*, как смеется только мне... В его глазах ― что-то новое, он на других девушек никогда так не смотрит, и никогда не смеется с ними, только строго улыбается! Что-то тут не так. Уж я-то знаю. Так он смотрел на меня в детстве, когда хотел успокоить, приласкать... Так он смеялся моим глупым шуткам...
Брат ― только мой! Я ни за что не позволю Тэнджо завладеть им!!"

* * *

"Брат... Открой, ну..."
"Брат... пожалуйста, поешь!"
"Брат... тебе необходимо присутствовать на контрольной!.."
"Брат..."
Что же она сделала с ним?! Почему он сидит, никуда не выходя, в своей комнате? Почему он ничего не ест? Он же похудеет и не сможет тренироваться, а отсутствие тренировок всегда действовало на него угнетающе. Что же с ним? Неужели это... из-за этой дурацкой дуэли? Почему эти чертовские дуэли его так задевают? Я тоже проиграла этой идиотке, но ведь это... было просто так, разве нет? Почему проигрыш так выбил брата из колеи?..

* * *

"Тэнджо..."
"Президент. Давно не виделись. Ты где пропадал?"
"Болел".
"Правда? Серьезно?"
"Нет, все в порядке. Обычная ангина. Слышишь, я все еще немного хриплый?"
"Да... Ты многое пропустил, пока сидел в четырех стенах. К тому же, твои фанатки просто извелись".
Улыбка.
"Неужели? А ты следишь за благополучием моих фанаток... или просто ревнуешь?"
Фыркнув, "Конечно, нет! Ты слишком много о себе возомнил. Просто твоя сестра, а за ней и еще несколько девиц наезжали на меня и Анши и обвиняли в том, что мы виноваты в твоей депрессии".
"Депрессии? Что за глупости!"
"Да, ходили слухи, что ты в депрессии и поэтому не появляешься в школе". Ехидная ухмылка, "Это потому, что ты проиграл мне, так?"
Удивление, смешанное со... смущением?.. Нет, лишь на долю секунды. Показалось.
"Ну что ты, Тэнджо. Ты думаешь, что я так слаб, чтобы жалеть себя?"
"А при чем тут жалость к себе? Хотя ты себя так любишь, что уж, наверное, частенько себя жалеешь".
Снова этот смех... Слезы ярости выступили на глазах.
"За что мне себя жалеть, Тэнджо-кун?"
"А хотя бы за то, что ты ― подлец, сэмпай".
"Все еще обижена из-за принца?"
Как же я хорошо знаю брата! Эта идиотка Тэнджо наверняка не заметила, что в его лице промелькнула досада... Но почему? Что еще за принц?
"Нет, сэмпай. Просто это было низко. А подлости я не прощаю".
"Принципиальна... А смогла бы ты изменить свои принципы ради... скажем, любимого человека?"
Кажется, она удивлена.
"А тебе-то что, Президент?"
"Просто спросил".
Пожав плечами, "Я не знаю. Я еще ни разу..." Краснея, "ни разу не влюблялась".
"Значит, ты не любишь своего принца?"
Задумалась... Замялась. Ответит или нет?
"Не знаю", наконец пробормотала она.
Нежная-нежная улыбка озарила лицо брата. Как он может улыбаться так этой чертовке?! Она и пальца его не стоит! Какой принц? Я должна это узнать!
"Я хочу сказать тебе кое-что..."
Он сделал шаг вперед. Она чуть отстранилась, пытливо и с опаской глядя на его губы.
"Прости меня, Тэнджо".
Секунда ― он уже развернулся и пошел в сторону главного входа в Академию. Тэнджо, удивленная, смотрела ему вслед.
"Президент..."
Тварь! Жалкая букашка! За что он извиняется?! Он никогда... никогда не извиняется... всерьез. Он очень горд... Даже со мной.

* * *

"Дорогой дневник!
Кажется, мне удалось разгадать тайну Тэнджо. Айко слышала от Фуджико, которая слышала от Нацуми, которая слышала от Риоко, которая еще давно случайно подслушала разговор Джури-сэмпай с этой чертовкой... В общем, Утэна в детстве встретила какого-то парня, который спас ее от чего-то, и с тех пор она хочет быть такой же благородной, как он, но, тем не менее, ищет его... Почему-то именно тут, в Академии. Брат же об этом узнал и пытался победить ее, исходя из этой слабости. Значит, она думала, что брат ― ее принц! Ха! Как она могла подумать, что брат стал бы спасать такую идиотку, как она! Такую набитую дуру... Но ведь он... Спас ее тогда, когда Сайонджи-сэмпай начал дуэль! Хотя он наверняка сделал это нарочно, чтобы она считал его принцем. Какой у меня находчивый брат!
Но почему он теперь-то извиняется? Уже достаточно времени прошло. Неужели он... переживал... оттого, что обманул ее? Нет, этого быть не может!
А мой брат и вправду похож на сказочного принца... В детстве он сочинял для меня сказки про принцев и принцесс. Там были принц-брат и принцесса-сестра, и брат всегда защищал сестру от назойливых женихов из заморских стран и всяких драконов. Почему теперь все изменилось? То есть он до сих пор защищает меня от всего... Но уже не так самоотверженно, как в сказках...
Почему же он извинился перед Тэнджо?!!"

* * *

"Нанами, ты какая-то бледная. Не выспалась?
"Да, брат, немного".
"Может, останешься дома и поспишь?"
"Ну..."
Он сел рядом. Так близко...
"Тебе действительно нездоровится. Отнести тебя в постель?"
Краснею... Я всегда краснею, с самого детства, когда он смотрит на меня с такой заботой и участием. Сейчас он возьмет меня на руки... Такой сильный, как будто я вешу не больше школьной сумки. От него пахнет его розами... Алыми. Не помню, как называется этот сорт... Алые, как его волосы. Зарыться лицом в его волосы и никогда не показываться...
"Эй, Нанами, что ты делаешь с моими волосами?"
"Брат... Посиди со мной пять минут".
"Я опоздаю в школу, Нанами".
"Пожалуйста..."
Он присел рядом, и его расстегнутый китель распахнулся. Боже, он же голый под ним...
До сих пор я не думала о том, что брат сексуален. То есть я, конечно, думала о сексе, все девчонки только и говорят, что об этом, а Козуэ... Я уверена, что она даже ДЕЛАЛА ЭТО! Но мой брат... Я, конечно, знала, что он сексуален... Но ни разу не думала, что он может быть сексуален в *этом* смысле...
У него такие сильные руки. Он весь олицетворяет эту... мужественность. Наверное, об этом и пишут в любовных романах, когда говорят "какая-то там мужская сила"... Он ведь уже не мальчик, мой дорогой брат... Ему почти восемнадцать...
"Ты вся красная, Нанами".
Не знаю, почему, но моя кожа покрылась мурашками от звука его голоса... прямо мне на ухо, щекоча кожу теплым дыханием.
"Брат..." присев на кровати, я почти коснулась губами его губ.
Он улыбался. И смотрел на меня нежно. Наконец-то... только для меня!
Я поняла, что сейчас сделаю большую глупость, но думать было некогда. Я прижалась губами к его губам, и он... он не оттолкнул меня! Наоборот, я в шоке поняла, что он отвечает на поцелуй, властно раздвигает мои губы...

* * *

"Как ты мог так поступить с ней?!"
"Мы уже помирились".
"Ты ― подлая, наглая, бездушная тварь, Президент!"
"Спасибо, Тэнджо".
"Да я... я тебя на дуэль вызову за это!"
"Еще не время... у тебя будет возможность".
"Почему ты сразу не объяснил ей, что вас обоих усыновила семья Кирю?!"
"Потому что так было нужно, Тэнджо, ты не понимаешь".
"Я?! Я не понимаю?! Да, я не понимаю. Я не понимаю, как можно проявлять такую жестокость по отношению к собственной сестре!"
"Тэнджо".
Рука на плече.
"Успокойся, малыш".
Малыш?! Почему он снова это делает?! Он говорит ей то, что говорил только мне... когда мы мирились. Теперь, когда я снова обрела брата... он опять... опять разбивает мне сердце! Все время, пока я думала, что он мне не родной, я вспоминала наш поцелуй... Я потому тогда и оттолкнула его в машине, что во второй раз он был... холодным, бесчувственным! Не... братским... Ладно, я понимаю, что тот поцелуй тоже не был братским, но... этот был жестоким! Я хотела другого... чтобы он нежно обнял меня... раздел... Стоп! Нет...
"Какого черта ты говоришь так со мной?!"
Брат кажется потерянным... и расстроенным.
"Прости".
Она успокаивается. Чертова ведьма! Ненавижу! Почему брат не дал мне проткнуть ее кинжалом?!
"Президент, ты ― странный человек".
"Ты не знаешь меня, Утэна".
С оттенком грусти... или мне показалось?
"Не знаю? Да тебя никто не знает! Ты все время строишь какие-то планы, интриги, натравливаешь друг на друга даже лучших друзей! Зачем? Почему ты такой?"
Кажется, еще немного, и у нее случится истерика. Вот новость! Черт... нет, брат! Не надо!
Он обнял ее.
"Тише... Ты права, во всем права, Утэна..."
Она... положила голову ему на плечо! Тварь!
"Я... да, я на самом деле такой, и с этим ничего не сделаешь", спокойно говорил он. Даже с гордостью! "Я всегда иду прямо к своей цели, Утэна. В этом мы так похожи. Разве нет?"
"Похожи? О чем ты?"
"Разве ты не так же четко придерживаешься своей цели? Разве ты не так же верна благородному сердцу, как я ― своей жажде власти? Мы похожи своей противоположностью, Утэна".
Она изумленно молчала, обнимая его, примерно с минуту.
"Сэмпай..."
Он сделал шаг назад, мягко отстраняя ее.
"Мне нужно идти, Тэнджо".
"Погоди".
"Да?" "Наверное... знаешь... я, кажется, поняла, почему ты был так жесток с Нанами". "Хорошо. До встречи". "До встречи, сэмпай".

* * *

"Дорогой дневник!
Прости, что давно не писала. Случилось столько всего... хорошего, плохого и просто ужасного! Мне даже писать кое о чем не хочется, а просто забыть, забыть, забыть.
Вкратце:
1. Брат поцеловал меня! Я поняла, что считаю брата сексуальным, и я... хочу его?! Нет, нет, об этом нельзя даже думать...
2. Я думала, что мы ― не родные брат и сестра! Ужасно, ужасно, ужасно... Когда он не был мне братом, его поцелуй был таким жестким и холодным... Зато потом, когда мы помирились, он рассказал мне правду. Да, я не удивилась, когда он сказал, что наши мама и папа не были нашими мамой и папой. Они были хорошими, но я их все равно плохо помню, а родных ― вообще не помню. В общем, он все рассказал мне, извинился, объяснил, что так было необходимо... И снова поцеловал меня, так мягко, нежно... и в шею, так ласково, у меня снова по всему телу побежали мурашки... Тогда я и поняла, что... нет, не думать, не думать!
3. Ах да, я снова дралась с Тэнджо. Но дуэль ― не главное. Я ненавижу ее, ненавижу, ненавижу!! Брат становится таким странным, когда он с ней. Со всеми этими насекомыми он просто играет, ему нравится, как они вьются вокруг него... Но с ней... К ней он действительно внимателен, он хочет ее... дружбы? Понимания? Я не могу понять, чего он от нее хочет. Может, он и сам не понимает?.."

* * *

"Дорогой дневник!
Брат снова ушел куда-то поздно вечером. Я не смогла усидеть на месте и проследила за ним, хоть и знаю, что это нехорошо. Я же просто беспокоюсь за него! Он пошел... куда бы ты думал? К Тэнджо! Я видела, как они шли в сторону Арены Дуэлей... Я не могла пойти за ними наверх, меня бы заметили. Они что, собираются драться?.. Но Тэнджо была одна, без Химемии Анши. Значит, у них не дуэль...
О чем они говорили? Что они делали? А вдруг... нет, только не на Арене! Чертова Тэнджо! Убила бы ее сейчас, просто растерзала. Кстати, я точно знаю, что ей нравится этот жуткий Акио. Наверное, она не знает, что он ― Конец Света... Бедняжка, ха-ха! Ей явно несдобровать. Но если она так его любит... что она делает с братом?
Я следила за ними до леса, сейчас только вернулась и пишу сразу... Я не буду спать, я дождусь брата и все узнаю у него! Пора выяснить отношения! Наберись смелости, Нанами. Надо только набраться смелости. Он же мой брат! Он не может не сказать мне все!"

* * *

"Брат, что с тобой? Брат?"
"А? Что? А, это ты, Нанами".
"Ты плохо выглядишь! Это потому, что ты мало спишь".
"Я... нормально сплю. А ты почему не спишь?"
"Я... беспокоилась и ждала тебя".
"Не мерзнешь в одной рубашке? Уже совсем по-осеннему прохладно".
"Нет, брат, я в порядке. А ты?"
"Со мной все нормально, Нанами. Зачем ты идешь за мной?"
"Я хочу поговорить".
"Сейчас? Я хочу спать. Это не подождет до завтра?"
"Нет, брат".
"Тогда садись".
Он подошел к разобранной с прошлого вечера кровати, сбрасывая с себя одежду.
"Тебя что-то смущает?" равнодушие в голосе убивало. "Говори, что хотела, и иди спать".
Он остался в одних трусах, и я в полумраке его комнаты четко могла различить его силуэт... Такой совершенный, сильный, даже жесткий, наверное... Мне стало жарко, страшно и почему-то жаль его. Он выглядел совершенно потерянным, это читалось в каждом движении, в каждом слове... Я обвила руками его шею и прижалась к нему.
"Брат... Ты так странно ведешь себя в последнее время... Становишься рассеянным... Даже на свидания почти не ходишь! Ты заболел?"
Он странно, неестественно, жестко рассмеялся. Совсем не так, как я привыкла.
"О да, главный плейбой Академии Кирю Тога не ходит на свидания! Наверное, он смертельно болен! Дайте ему аспирина и уложите в постель к заботливой, юной и прекрасной девственнице, чтобы развеять печаль! Секс ― лучшее лекарство от любой боли, ты не знала, сестренка? Попробуй как-нибудь".
Так холоден, так жесток! Что он говорит? Почему он говорит такие ужасные вещи?..
"Брат? Почему ты говоришь такие ужасные вещи?"
Он посмотрел мне прямо в глаза, и они сверкали так ярко, словно в них застыли слезы. Неужели...?
"Брат... ты плачешь?"
Вдруг он повалил меня на кровать, придавив к ней намертво своим телом.
"Ты любишь меня, Нанами?" спросил он привычным мягким голосом, и только глаза выдавали его ― они горели огнем, просто пылали. Было жутко и приятно одновременно... его тело заставляло забыть обо всем...
"Да, брат. Я очень люблю тебя".
"Ты хочешь меня?"
О нет! Этого вопроса я боялась. Неужели я могла подумать, что он не поймет моих сокровенных желаний? Он же такой опытный... Он всегда угадывает, какая девушка его хочет... Он никогда не ошибается... К тому же, он может получить любую девушку, даже... меня... но... не Тэнджо! Да! Черт, как же я раньше не догадалась! Она-то тут не при чем, любит своего Акио и все... А брат... он... влюбился... в нее. Да как он мог! Мой... брат...
"Ты хочешь меня?" Он грубовато встряхнул меня за плечи. "Отвечай мне, Нанами!"
"Да, брат..."

* * *

"Дорогой дневник!
Я пишу это и плачу... Я не могу не плакать...
То, что брат делал со мной ночью... Прекрасно и страшно одновременно... Он был безумно ласков и безмерно жесток... Называл меня разными гадкими словами и признавался в любви... Но что самое ужасное... когда он... ну, в общем, когда он... он назвал меня... "Утэна". Это ужасно. Просто кошмар... Но... мне было так хорошо с ним...
Он быстро уснул, а я сидела и смотрела на него, не замечая, как слезы текут по щекам. Я думала всю ночь. И я приняла решение.
Я, как его сестра, буду заботиться о нем. Неважно, что он старше меня. Неважно, что он больше не будет смеяться только для меня. Ему нужна моя любовь и моя поддержка. По крайней мере, я точно знаю, что люблю его как своего брата, и это чувство ответно. Остальное... остальное я переживу. А он... я думаю, что он очень страдает, потому что я точно знаю, что Тэнджо его не любит. Поэтому любить его буду я. Ой, брат пришел... напишу позже".

"Нанами, сделай, пожалуйста, чаю. Мы с Сайонджи немного потренируемся, а потом пообедаем. Можешь к нам присоединиться".
"Да, брат".

OWARI