Розы и кровь. Художественный стиль Утены

Материалы из буклета в новом издании сериала

В некотором смысле мир «Утены» сформирован силой художественного искусства. Врата увенчанные огромной розой, спиральная лестница из чётких изогнутых линий, академия Отори в полнометражке — сложное пересечение накладывающихся друг на друга чётких прямых с алыми опорами и тенями в постоянном движении. В финале целый замок превращается в исполинский автомобиль и несётся по дороге.

Художественный стиль мультфильма намеренно создавался в этом ключе. Кунихико Икухара, Синья Хасегава, Хироси Нагахама, Синго Канеко и Тору Такахаси предлагали идеи, Хироси Нагахама собирал их в единое целое концепт-дизайнов, а художественный директор Ситиро Кобаяси брал этот концепт-дизайн и создавал финальные раскладки видеоряда.

Поскольку дизайн пользуется изогнутыми линиями, растениями, а также прочими схожими приёмами, он близок к Арт Нуво. Но главным элементом орнаментов стали розы. Смысл работ был не в имитации некоего стиля, но в создании собственного. Хироси Нагахама сказал: «Всё, что мне казалось подходящим ― отвергли, всё, что казалось мне чересчур — одобрили».

Другими словами, ощущение «чего-то прекрасного» подвинули в сторону ради оторопелого «что это было?». Обычно фоном аниме становится пригодное для жизни окружение. Вот персонажи, они живут в этом доме, вот их мебель, и этого достаточно, чтобы ухватить какие-то намёки об их личности, стиле и уровне жизни. Задний план должен органично, реалистично и качественно дополнять персонажей, как что-то реально существующее в этом мире.

Но «Утена» сделана иначе.

Загадочные предметы один за другим возникают на заседаниях студенческого совета на фоне чистого неба. Гигантский узор с розой оформляет стену девочек-теней, комната Мики для занятий музыкой — огромное тёмное пространство, в котором есть лишь пианино. Зал фехтовального клуба Дзюри — широкое холодное пространство, единственным предметом обстановки которого являются кресла. Персонал осознанно использовал символы вместо живого окружения, а любой предмет в кадре не более чем художественный намёк зрителю.

Даже обычные помещения для повседневного использования студентами оформлены в том же ключе. Пространство Арены Дуэлей ещё более чуждо. У него вообще отсутствует понятие жизнепригодности. Физически невозможная архитектура делает его ещё более ирреальным. Широкая дуэльная арена водружена поверх тонкой опоры, в небесах висит перевёрнутый замок, а персонажи вытаскивают свои мечи из грудных клеток, и сражаются между столами и автомобилями.

Но при всём этом «Утена» определённо лишена атмосферы фэнтези. В полнометражке академия просто невозможна физически, и при этом настолько многослойна и переусложнена, что её невозможно воспринять целиком. И тем не менее ярлык «фантастический мир» не подходит. Художественный директор Ситиро Кобаяси сказал, что грамотное использование природных законов в архитектуре помогло художникам сохранить причудливое очарование видеоряда, но ещё не превратило его в бредовый сон.

Далеко не самый простой баланс.

Тем не менее, Икухара всегда говорил, что всё делалось ради сохранения реальности. Мир «Утены» не мог быть просто фантазией, его эхо должно было перекликаться с реальностью зрителя. Превращение реальности в абстракцию не имеет ничего общего с построением фэнтези-мира. Мир реален, но построен за счёт символизма вместо приземлённой жизненности. Интуитивная доступность этих символов опирается на повседневную жизнь, и динамический стиль подходит куда больше фотографического. Это и была главная задача Ситиро Кобаяси. Передать рисунком впечатления, заставить человека воспринимать укуренную галлюцинацию всерьёз. Это именно та сцена, которой требовал общий настрой «Утены». Ситиро Кобаяси говорил о передаче эмоций через оставленные художником следы работы. Личные эмоции художника в картинке по его замыслу определяли сеттинг наравне с фоном. Мы сфотографировали некоторые фоны полнометражки для этого буклета. Вы можете увидеть на этих кадрах следы кисти, пятна краски, оторванные волоски. Таким образом вопрос «Как построены эти чёртовы здания?» успешно замещается ответом «А, так вот как они их рисовали!»

Художественный ряд «Утены» преисполнен символизма на уровне театральной постановки. Обычно что-то слишком картинное теряет в чувстве присутствия, но различные фоны «Утены» прогрызают свой путь в сердца зрителей. Я думаю, мы обязаны этим Икухаре и Ситиро Кобаяси, которые задались целью сохранить рисунки живыми, предать рисунками абстракцию как реальность.

Именно жизнь фона помогает наполнить видеоряд жизнью, придать ему объём. Возможно, красные тени фонов полнометражки — наполненные кровью вены, созданные по мановению пера художника чтобы передать нам, что всё, единожды созданное, живёт и дышит, пусть даже это сталь и бетон.